Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Сын за отца

Молодые фермеры Себенковы продолжают дело прадеда

Сегодня уже можно говорить о преемственности. Фермерскому движению — 30 лет. У тех, кто получил в колхозе земельные паи —
наделы, кто начал фермерствовать в 90-е годы
XX столетия, уже подросли сыновья. Став инженерами, агрономами, юристами и экономистами, они вернулись в отцовские фермерские хозяйства: одни получают хлеборобские навыки, другие успешно управляют КФХ.

Слух о том, что у разбогатевших родителей выросли дети, далекие от труда на земле, председатель Сою­за фермеров «Кавказская районная АККОР» Надежда Платошина опровергла.
— Не соглашусь. Только по сельскому поселению им.М.Горького столько добрых примеров! У братьев Сергея и Александра Коблянских сыновья работают с отцами. Фермерствуют и дети Владимира Грибкова, Виталия Муску, Сергея Гапоненко. Да и мои дети трудятся с отцом Владимиром Платошиным. Дочь, как юрист, ведет документацию, сын — и механик, и снабженец, а если надо, то и механизатор. Эти трудовые истории послужили поводом для серии публикаций на тему «Сельская молодежь. Остаюсь на своей родине».

На роду написано
Восемь лет как не стало отца, и братья Владимир и Александр Себенковы хозяйничают на оставленной им земле. Старший Василий Ефимович Себенков оставил о себе в станице Казанской, где он родился и вырос, добрую славу. Его называли настоящим фермером. В его хозяйстве на перекрестке границ ст.Казанской и пос.Октябрьского Мирского сельского поселения и трудятся сыновья. Владимир растит на 238 гектарах пшеницу, подсолнечник и кукурузу, а Александр рядом заложил сад. Владимир нет-нет да и задумается, почему его — плотника, столяра, паркетчика — потянуло к земле?
— Как-то пропал интерес к паркету, и я пошел к отцу в фермерское хозяйство, — признается он. — Мне интересно было работать на сельхозмашинах, устранять поломки, молотить зерно. Отец был этому рад. А когда он подошел к пенсионному возрасту, сказал мне: «Сынок, хозяйничай сам. Мне уже 60 лет».
Владимир к этому времени втянулся в труд на земле. Он не задумывался, откуда у Себенковых крестьянская жилка. Его прадед жил в станице Казанской и там, где стоит двухэтажный дом отца, когда-то был прадедовский надел. В годы НЭПа он на этой земле растил хлеб. Мечтал расширить хозяйство, оснастить его техникой. Ездил с двумя земляками в Россию за трактором. Купить его не получилось. Частникам не полагалось, только кооперативам и артелям было дано такое право.
— Не сообразили кубанские мужики объединиться в кооператив и приобрести технику. Привезли в Казанскую лошадей-тяжеловозов, а те через год так и не привыкнув к другому климату, сдохли, — вспоминает правнук рассказы деда Ефима.
Не зря говорят, что в жизни ничего случайного не бывает. Вот почему Себенков-старший, не задумываясь, оставил пожарную часть, где работал начальником караула, и в первых рядах пошел в фермеры.
Он одним из первых стал главой крестьянско-фермерского хозяйства в Кавказском районе.

Мал да удал
Лишь память хранит то чистое поле, где ему предстояло начать жизнь с нуля.
— Ничего не было, стоял лишь шалаш. Это со временем простроили дом-офис, как сейчас говорят, —
мас­терские, протянули линию электропередачи, водопровод, — вспоминает Себенков-младший.
Хозяйство у Себенкова небольшое, чуть больше 200 гектаров. Все приходилось делать самим: готовить и ремонтировать технику, пахать, сеять и убирать. Было время, взялись за овощеводство, посеяли гектар помидоров — хозяев привлекла высокая стоимость на продукцию. И надо же, когда подоспел урожай, цены на помидоры «упали». Чтобы спасти урожай, стали перерабатывать плоды на томат. Слава о себенковских томатах до сих пор живет в округе, уж больно вкусными они были.
— Хлеборобское дело рискованное. Один год — хороший урожай, достойные цены на продукцию и доход есть, а другой — в убытке, — рассуждает фермер.
Владимир настроен хранить зерно под собственной крышей. На элеваторе обходится в копеечку. Отдай за прием, хранение, подработку и отгрузку зерна, а что себе остается? Практически ничего.
— Иной раз проснешься среди ночи и думаешь, что надо делать, от проблем и забот голове нет покоя, — махнув рукой, признался Владимир.
Ему 44 года. Нет-нет, да и задумается: «Хорошо бы с сыном трудиться». Какова же была его радость, когда старший сын Сергей пришел и сказал: «Папа, хочу с тобой работать». Парню 24 года, позади Ростовский университет железнодорожного транспорта. В руках диплом инженера. В самый раз начинать свой осознанный трудовой путь. Владимиру не надо было его уговаривать, убеждать. Он в свое время правильно мотивировал сына: успешно сдашь ЕГЭ в школе, поступишь на бюджетной основе в институт — куплю автомобиль, конечно, «не крутой» и не с конвейера, но вполне приличный для молодого человека. До армии Сергей по совету отца окончил курсы водителей в школе ДОСААФ, имел несколько водительских категорий. Во время уборки он отвозит с поля зерно на грузовом автомобиле. Недавно сын женился. Отец настраивает сына обзавестись собст­венным жильем, а лучше самому пос­троить дом, уже и подворье недалеко от своего поместья приглядел. Как ему не гордится, что молодой человек сделал правильный выбор. Работать на земле престижно, интересно и надежно. И по-житейски неплохо: есть с кем делить и труд, и его плоды. С сыном и братом дело строится лучше.

Читайте также

145

Первоклассники СОШ №14 получат ранцы от Каспийского трубопроводного консорциума

Рюкзаки с ученическими наборами и канцелярскими принадлежностями доставил в школу станицы Кавказской представитель предприятия-спонсора Виктор…

150

Выпускник Детской музыкальной школы №1 г.Кропоткина занял второе место во всероссийском конкурсе

Выпускник ДМШ №1 2020 года Аким Телелюхин стал лауреатом II степени в номинации «Народные и…

149

В Кавказском районе направлено в суд уголовное дело о краже денежных средств

49-летний обвиняемый похитил  банковскую карту, которой впоследствии расплатился за товар в магазине. Общая сумма ущерба…