Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Солдатское счастье Ивана Панова

Защитник Отечества

Человек жив, пока о нем помнят (народная мудрость).

Время возвращать долги

После окончания Темижбекской средней школы в 1965 году я был избран секретарем комсомольской организации колхоза «Восток». Учился я на ходу, опираясь на мудрые советы и, не скрою, жесткую требовательность Ивана Савельевича Панова, секретаря парткома колхоза «Восток».

Иван Савельевич Панов, партийный работник большевистского толка, в лучшем смысле этого слова, оказал на меня, сам того не ведая, огромное влияние. Он был человеком, простите за пафос, поистине героической судьбы. За его плечами была суровая жизненная школа, вместившая в себя, в том числе, и Великую Отечественную войну. Более 75 лет тому назад мужественный воин, молодой казак станицы Темижбекской Иван Савельевич Панов с оружием в руках встал на защиту нашего Отечества от фашистских орд. Мне захотелось узнать об этом подробнее и рассказать людям.

Я попытался пройти теми же фронтовыми дорогами, по которым шел к Победе гвардии лейтенант Панов, представитель старинного славного казачьего рода Пановых в станице Темижбекской.

Картину боев на фронтах Великой Отечественной войны, в которых принял участие солдат Иван Панов, мне помогли восстановить ныне рассекреченные архивные материалы Центрального архива Министерства обороны РФ. Архивные документы, наградные листы, боевые донесения из самого пекла боев, в которых принял участие солдат Иван Панов, просто обжигают. По возможности мы приводим их в оригинале, сохраняя орфографию и стиль документов.

Солдат Иван Панов прошел в годы войны тяжкий боевой путь от западной границы в районе Гродно до Москвы и от Москвы до Кенигсберга.

Я побывал в местах боев 30-й отдельной стрелковой бригады, 274-й стрелковой дивизии, в рядах которых дрался мужественный воин Иван Панов, поклонился подвигу солдата и его боевых товарищей у обелисков в Серпухове Московской области,  в Кременках и на Малеевом поле Калужской области, в Зубцове и Ржеве, в Кокошкино и Полунино Тверской области. Там, где шли самые кровопролитные бои, какие только знала история человечества.

Жить — Родине служить

Иван Савельевич Панов родился в 1921 году в станице Темижбекской (ныне Кавказского района Краснодарского края) на правом высоком берегу красавицы Кубани в семье, имеющей глубокие казачьи корни. Старинный казачий род Пановых был в числе мужественных первопоселенцев из Екатеринославского казачьего войска, основавших прекрасную станицу Темижбекскую в далеком 1802 году.

Во все времена казаки были преданными и смелыми защитниками нашего Отечества и нашей Православной Веры. И род казаков Пановых за всю историю своего существования отличался неизменно храбростью, личным мужеством и отвагой. Так что Иван Панов знал на кого в роду равняться, ему было с кого брать пример в служении Отчизне.

Десять поколений казачьего рода Пановых в станице Темижбекской были мужественными и стойкими защитниками своей Родины, эту эстафету продолжил и достойно пронес Иван Савельевич Панов.

В сентябре 1939 года Иван Панов призывается на действительную службу в Красную армию, ровно через год, в сентябре 1940 года он уже курсант полковой школы в городе Ставрополе. Провожая его на службу, отец, бывалый солдат, пожелал сыну Ивану не посрамить чести казацкого рода Пановых, служить, честно, исправно, а еще пожелал ему солдатского счастья.

22 июня 1941 года курсант Ставропольской полковой школы Иван Панов в числе других курсантов после короткого митинга на площади отправился на фронт. В Белоруссии, в стычке с немецкими диверсантами, солдат Иван Панов получил первое боевое крещение, проявил хладнокровие, уничтожил несколько вражеских солдат, за что был отмечен командованием.

В районе Гродно в конце июня 1941 года вела уже несколько дней ожесточенные бои в составе 3-й армии Западного фронта 85-я ордена Ленина стрелковая дивизия, в 141-м стрелковом полку которой продолжил свою службу солдат — артиллерист Иван Панов. Мужественный воин-артиллерист Иван Панов, верный воинской присяге, из своей сорокапятки до последнего снаряда отбивал танковые атаки превосходящего противника, рвавшегося к переправе через реку Неман. Здесь, в районе деревни Белавичи, на берегу Немана, оставшиеся в живых бойцы 85-й стрелковой дивизии закопали сейфы с документами и печатями, имущество политотдела и приняли свой последний бой. В числе их был и сержант Иван Панов. Политрук Г. Степанов напишет потом в своих воспоминаниях, что Иван Панов, в числе других храбрых бойцов и командиров, погиб в том жестоком бою. Но выжил солдат Иван Панов, «всем смертям назло». С группой бойцов и командиров 15 июля 1941 года он выйдет из окружения в полосу 172-й стрелковой дивизии, также понесшей большие потери. Во время выхода из окружения в боях погибло много бойцов и командиров, выжили единицы, в их числе мужественный комдив генерал-майор А. В. Бондовский, сержант Иван Панов.

Солдатское счастье Ивана Панова была благосклонно к нему. Выйдя из окружения, он сражался с врагом в составе Брянского фронта в августе сорок первого года, сдерживая таранный натиск танков Гудериана на московском направлении. Здесь же, 5 сентября 1941 года получил свое первое ранение. Затем было лечение в тыловом госпитале города Арзамаса Горьковской области. Сержант Иван Панов, не долечившись,  просится на фронт. Враг был уже под Москвой, в сильные бинокли фашисты уже видели седые  башни Кремля, упивались своей грядущей, в этом у них не было никакого сомнения, победой.

Все силы на разгром врага

Вся страна, тыл напрягали все силы, чтобы помочь Москве, Западному фронту, где решалась судьба страны, да и всего человечества. На помощь Москве прибывали сибирские дивизии, со всех округов страны, даже из осажденного Ленинграда прибывала помощь. 30-я отдельная стрелковая бригада комплектовалась, как сказано в ее журнале боевых действий, из призывников не старше 35 лет и в политическом отношении совершенно безупречных. Причем, на ее укомплектование обращались курсанты Владимирского и Ярославского пехотных училищ в качестве рядовых, а также выздоравливающие бойцы из 6-й запасной бригады. Так, не долечившись в госпитале города Арзамаса, артиллерист Иван Панов, уже бывалый воин, узнавший  «почем фунт лиха», оказался в формируемой в Горьковской области 30-й отдельной стрелковой бригаде.

В белоснежных полях под Москвой

30-я отдельная стрелковая бригада в составе ударной группировки 49-й армии генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина пошла в контрнаступление 16 декабря 1941 года. Бойцы и командиры бригады проявили доблесть и мужество в боях за освобождение города Алексина на левом фланге 49-й армии 16-19 декабря 1941 года, где противник за эти дни боев потерял до 8000 человек убитыми. 

Из журнала боевых действий 30 ОСБР 22.12. 41 года: «Подойдя к Болтаногово, к этому мощному опорному пункту противника, части бригады были остановлены сильным минометно-пулеметным огнем и огнем автоматчиков».

В бою под Болтаногово был убит командир артиллерийского противотанкового дивизиона 57 миллиметровых пушек майор Шатров. Командир орудия старший сержант Иван Панов и его боевые друзья поклялись отомстить за смерть своего командира.

Скупые строки журнала боевых действий 30-й отдельной стрелковой бригады, написанные простым карандашом, а, по сути, кровью, рассказывают нам о героических днях и ночах мужественных воинов, защитников Москвы.

Вдумайтесь,  только за две недели тех страшных боев, к концу декабря 1941 года, в строю бригады осталось 90 активных штыков, сведенных в два батальона. Это притом, что в начале боевых действий в бригаде было 2433 активных штыка в трех батальонах, не считая других подразделений бригады. Потом были еще более страшные потери, когда в одном батальоне бригады (три батальона свели в один) оставалось 13, 10, 8 бойцов, пополнение шло за счет тылов, других подразделений бригады, но бойцы и командиры шли и шли на запад, изгоняя ненавистного врага со своей территории.

Мужественный воин, опытный артиллерист Иван Панов освобождал Полотняный Завод нынешней Калужской области, родовое гнездо красавицы Натальи Гончаровой, жены великого русского поэта А.С. Пушкина. Сердце солдата Ивана Панова закипало гневом и ненавистью при виде разграбленного и сожженного гитлеровцами главного дома Гончаровых, музея, дорогих святынь нашего Отечества. Расстреливая прямой наводкой фашистские танки, уничтожая живую силу и технику врага, солдат Иван Панов и его боевые друзья мстили за поруганное наше национальное достояние.

В боях за Малеево

Затем были ожесточенные бои за маленькую деревушку Малеево, превращенную в сильный опорный пункт противника, который переходил несколько раз из рук в руки, после нескольких ожесточенных атак Малеево было взято. Храбрый боец, первоклассный артиллерист Иван Панов, расстреливающий фашистские танки орудием прямой наводки, не дрогнул, выстоял в жестоком бою на Малеевом поле и победил. Ведь отступать было некуда, позади Москва.

Из журнала 30-й ОСБР 29.12 41г.: «В районе освобожденных в ходе Московской наступательной операции в декабре 1941 года деревень Бор, Екатериновка и Малеево бригада уничтожила более одной тысячи оккупантов».

Сохранились свидетельства ожесточенности тех декабрьских боев и с той, немецкой, стороны. Приведем их, они показательны и являются документами беспримерного мужества и стойкости наших бойцов и командиров.

Из дневника лейтенанта Шнабеля, запись 6 декабря 1941 года: «Наступление окончательно приостановлено. Мы поняли, что мечта о захвате Москвы в этом году похоронена. Русские похоронили нашу мечту возле таких небольших деревень, как Малеево и Екатериновка». 

Из неотправленного письма в Германию немецкого офицера Хорнунга, погибшего на Малеевом поле: «Нечто страшное таит в себе эта страна — Россия. В малеевском узле обороны русские пушки и танки сеют смерть… Россия! Россия! Что ты еще готовишь нам?»

Он так и не узнает, что было потом. И 75 пять лет спустя, Малеево поле, я был на нем, все еще хранит Память о тех огненных днях и ночах, когда здесь решалась судьба Москвы, судьба нашего Отечества. От деревни Малеево ничего не осталось, а по периметру Малеева поля  весной 1942 года в 14 братских могилах местными жителями были похоронены павшие Герои, считается, что здесь погибло десять тысяч солдат и офицеров Красной армии. Сейчас здесь большой мемориал, имена многих погибших установить пока не удалось, вечная им Память.

Есть на Малеевом поле еще один памятник, очень скромный обелиск из серого гранита. Этот памятник установлен потомками погибших здесь немецких солдат. На памятнике нет имен, нет на нем и символов воинской славы и доблести (и быть не может!), а есть только две надписи на немецком и русском языках — «Никогда не быть войне». Два памятника, две Памяти. Одна Память о том, как оккупанты, пришедшие сюда, чтобы захватить эту землю, в том числе немецкий офицер Хорнунг, нашли здесь бесславную смерть. Другая Память о том, как русский солдат Иван Панов и его боевые товарищи, отстояли здесь свою родную землю, свой дом, свою семью, свое Отечество! Спасибо им и вечная Память!

«Времен связующая нить»

30-я отдельная стрелковая бригада покрыла себя неувядаемой славой в битве за Москву, пехотинцы и артиллеристы бригады проявляли чудеса героизма не только на Малеевом поле, но и на поле Тарутино, помнящем победу над французами.

Боец Иван Панов навсегда запомнил, как он и его боевые товарищи зарывались в матушку-землю, рыли траншеи и окопы на холме, рядом с памятником войны 1812 года. Здесь, в конце 1812 года, армия Кутузова преградила путь французам, рвавшимся на юг. «На сем месте, — высечено на камне, — российское воинство, предводительствуемое фельдмаршалом Кутузовым, укрепясь, спасло Россию и Европу. Село Тарутино ознаменовано было славною победою русского войска над неприятелем. Отныне имя его должно сиять в наших летописях наряду с Полтавою, а река Нара будет для нас так знаменита, как Непрядва, на берегах которой погибли бесчисленные ополчения Мамая».

Вот она «времен связующая нить». Пройдет почти 130 лет и герои уже другой Великой Отечественной  войны остановят и уничтожат под Москвой полчища фашистских варваров, с их хвалеными военачальниками, с их фюрером, мечтающем о мировом господстве. Среди них, спасителей России и мира от коричневой чумы, будет и Иван Панов, храбрый боец 30-й отдельной стрелковой бригады, принявшей страшный удар превосходящих сил противника в районе Кременок, Серпухова. Здесь в суровые годы войны погибло более 16 тысяч бойцов и офицеров, стоящих насмерть на этом огненном рубеже.  Память о них священна.

Я стоял на живописном Кременковском холме у стелы и думал о стойкости духа наших воинов, честно исполнивших свой воинский долг, в числе которых был и мой земляк, стойкий артиллерист Иван Панов. В память о его подвиге, подвиге его боевых товарищей, тысяч и тысяч советских солдат на стеле написаны слова: «Пройдут годы, столетия, но вечно останется в сердце народа память о тех, кто дал миру – мир, земле – покой, людям — счастье».

30-я отдельная стрелковая бригада в 1941-1942 годах в составе 49-й и 16-й армий Западного фронта вела активные боевые действия под Москвой, под Серпуховым успешно форсировала Оку, громила гитлеровцев, освобождая Алексин, Медынь, Мятлево, Кондрово, Юхнов, Думиничи, Котовичи, Кишеевку, Маклаки. Каждый метр освобожденной родной земли оплачивался кровью и жизнями бойцов бригады. Всюду враг оказывал ожесточенное сопротивление, связанный клятвой своему бесноватому фюреру.

Позднее, в своих хвастливых мемуарах, гитлеровские полководцы напишут, что им помешал победить под Москвой «генерал мороз», да еще вмешательство Адольфа Гитлера в вопросы принятия военных решений.  Действительность же была такова, что остановлены и повергнуты в прах немецкие полчища были не «генералом морозом», а воинами Западного фронта, в том числе генерал-лейтенантом Захаркиным Иваном Григорьевичем с его  командирами и стойкими, терпеливыми и храбрыми бойцами, среди которых был и русский солдат Иван Панов, боец 30-й отдельной стрелковой бригады.

Я согласен на медаль

Старший сержант, командир орудия Иван Панов за личное мужество и героизм в боях под Москвой был награжден высокой солдатской наградой, медалью «За боевые заслуги», а вот медали «За оборону Москвы» почему-то не был удостоен. Сын героя битвы под Москвой, бывший военком Шовгеновского района в Республике Адыгея подполковник запаса Григорий Панов неоднократно посылал запросы в ЦАМО РФ, но вразумительного ответа так и не получил. Так и ушел из жизни солдат Иван Панов, не отмеченный этой наградой, но главное, он выполнил с честью свой воинский долг, защитил Москву, выжил в нечеловеческих условиях и победил, и это была главная награда для него. И это было его солдатское счастье, которое его всегда хранило. Впереди у солдата Ивана Панова будет трудный боевой путь от Москвы до Кенигсберга, многочисленные ранения, потери боевых друзей и радость Великой Победы, до которой было еще так далеко.

В битве за Ржев

В мае 1942 года на базе обескровленной 30-й отдельной стрелковой бригады в местечке Высоковское под городом Клином Московской области была сформирована 274-я стрелковая дивизия, в 965 полку которой продолжил свой боевой путь старший сержант Иван Панов. После победы под Москвой его путь лежал на запад, дивизия походным маршем отправилась под Ржев, где шли кровопролитнейшие бои.  

Командиром 274-й стрелковой дивизии, прибывшей в район Ржева в конце июля 1942 года, был кадровый военный Шульга Василий Павлович, участник финской компании, полковник, впоследствии генерал-майор, дошедший до Берлина, Герой Советского Союза, участник Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года. В ноябре 1942 года под Ржевом старший сержант Иван Панов в числе наиболее отличившихся бойцов и командиров дивизии во время ожесточенных августовских и сентябрьских боев получит из рук командира полковника Шульги В. П. партийный билет члена ВКП (б) и боевое напутствие.

Первым командиром 965-го стрелкового полка был майор Ковердяев Андрей Никифорович, военным комиссаром — батальонный комиссар Трушин Дмитрий Григорьевич, также оба кадровые военные.

За время боевых действий в районе Ржева только за шесть месяцев 1942 года были убиты и ранены 7 командиров 965 -го стрелкового полка 274-й стрелковой дивизии. Бои носили очень ожесточенный характер, жертвы были неизбежны.

Из воспоминаний бывшего помощника начальника штаба 965 стрелкового полка 274-й стрелковой дивизии майора запаса Поплавского: «В боях за освобождение Ржева погибли все командиры стрелковых рот и взводов. Тяжело были ранены командир 965 стрелкового полка майор Ковердяев, комиссар полка батальонный комиссар Трушин. Я дошел до Берлина, но равных боев, которые были под Ржевом, не было».

Мужественный, бывалый солдат Иван Панов о боях под Ржевом вспоминал: «В бою каждый попавший по назначению снаряд моей любимой «сорокапятки» сберегал солдатские жизни, да и мою собственную». Он на всю жизнь запомнил маленькую речушку с характерным названием Бойня, по берегам которой наступала его 274-я стрелковая дивизия под командованием полковника В. П. Шульги и в которой в эти страшные дни текла красная от крови вода. Тогда дивизия в ожесточенных боях освободила деревни Находово, Старцево, Дыбалово, Кошелево, Пудово. Еще один шаг к Победе, но как дорого он был оплачен.

Из журнала боевых действий 274-й СД 18.9. 42.: «В течение дня существенного ничего не произошло. Полк занимался инженерными работами и приводил себя в порядок. В дивизии вручаются отличительные знаки за ранения в торжественной обстановке».

На правую сторону своей груди старшина Иван Панов прикрепил матерчатый щиток с одной золотой и одной красной полосками, подтверждающие то, что он получил одно тяжелое и одно легкое ранения. И это было его солдатское счастье, выжить и победить. Многие его боевые друзья ведь не дожили до светлого Дня Победы.

Из журнала боевых действий 274-й СД: «За период с 26.07. по 20.09. 1942 года части дивизии понесли следующие потери: убитыми — 1790 человек, ранеными — 6354 человека, пропавшими без вести — 189 человек, заболевшими — 58 человек, попавшими в плен — 3 человека. Итоговые потери — 8394 человека. За этот же период выбыло 588 лошадей».

Подумать только, всего лишь за неполные два месяца кровопролитнейших боев, 274-я стрелковая дивизия, потеряла такое количество бойцов и командиров, что можно было бы говорить о том, что она уже как боевая единица не существует, если бы не постоянное пополнение ее рядов.

Старшина Иван Панов — Освободитель Ржева и Ржевской земли

Приближался Новый 1943 год. К Рождеству и под Новый 1943-й год каждый немецкий солдат под Ржевом получил рождественский подарок: килограммовый пирог, кекс, шоколад, двадцать граммов кофе, сигареты и хороший алкоголь. Особо отличившимся в боях солдатам и офицерам вермахта вручили пакет от Гитлера. Во всех соединениях горели рождественские елки, как в былые, мирные времена. Они еще верили в звезду своего фюрера и мечтали о победоносном для них завершении войны.

Бойцы и командиры 274-й стрелковой дивизии под Новый год и на православное Рождество получили обычные «наркомовские» сто грамм и по два кусочка селедки — вышло по паре бутербродов на закуску. Они привыкли довольствоваться малым. Командование дивизии, политотдел, полковое начальство стали чаще наведываться в подразделения накануне Нового 1943 года, чувствовалось во всем, что назревают важные события. Дивизионная газета сообщала долгожданные сводки с фронтов о победах над врагом под Сталинградом, на Кавказе, под Ленинградом. Они грели душу солдата Ивана Панова. 29 января 1943 года от фашистских оккупантов был освобожден город Кропоткин. Долгожданное освобождение от фашистских варваров пришло и в его родную станицу Темижбекскую.

Во исполнение приказа комдива полковника В. П. Шульги из опытных бойцов и командиров был сформирован штурмовой отряд преследования, в который вошел и помощник командира огневого взвода батареи 45-ти миллиметровых пушек старшина Иван Панов. Преследуя противника, воздействуя на него всеми огневыми средствами, взаимодействуя с 1-м стрелковым батальоном 965 стрелкового полка, отряд преследования переправился через реку Волгу и в 6 часов 3 марта 1943 года вышел на южную окраину Ржева.

На колокольне заминированной Ржевской старообрядческой Покровской церкви, из подвала которой было освобождено до 200 человек уцелевших мирных жителей Ржева, загнанных немцами, уже простившимися с жизнью, бойцы отряда преследования 965 стрелкового полка укрепили красный флаг. Ржев вновь стал нашим.

Итак, 274-я стрелковая дивизия вступила в Ржев одной из первых. Об этом 4 марта 1943 года под девизом «В последний час» с гордостью сообщила армейская газета. Освободитель города артиллерист Иван Панов с болью в сердце смотрел с высокого берега Волги на разрушенный дотла ранее цветущий город, «голубиный город», а теперь город-призрак.

Вот он, Ржев, бастион нашей Доблести и Славы, за который отдали жизни тысячи его товарищей по оружию. Вспоминая бои под городом Ржевом, солдат Иван Панов говорил: «Мне просто повезло — до сих пор вот думаю, как можно было из такой бойни выйти живым».

31 марта 1943 года в полк пришли награды бойцам и командирам за проявленные отвагу и мужество во время зимней Ржевской операции и взятию Ржева. Среди награжденных орденом Красной звезды командир батареи 45-мм пушек капитан Бараненко, начальник штаба полка капитан Дементьев, красноармеец Баландин и другие. В числе 28 награжденных медалью «За отвагу» был и старшина Иван Панов.

Подвиг Ивана Панова в битве за Ржев

Из приказа по 965 стрелковому полку 274 стрелковой дивизии 13 марта 1943 года №07/н                                    Западный фронт

От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР награждаю: Медалью «За отвагу»

Помощника командира огневого взвода артиллерийской батареи 45 мм пушек старшину Панова Ивана Савельевича за то, что он в ночь на 4-е марта 1943 года, участвуя в наступлении за овладение городом Ржев, своим огневым взводом с прямой наводки уничтожил 2 немецких ДЗОТА и до 10 немецких солдат.

1921 года рождения, член ВКП (б), русский, призван Кропоткинским РВК Краснодарского края.

Командир полка майор Бортник

Начальник штаба капитан Дементьев

Солдат Иван Панов обещал отцу, матери, всей своей родне воевать отважно, доблестно, с честью. Он держит данное слово, за мужество и героизм уже награжден двумя боевыми медалями «За боевые заслуги» и «За отвагу», но главные его награды еще впереди.

Иван Панов — лучший противотанкист дивизии

В июне 1943 года в 274-й стрелковой дивизии прошли 2-х дневные сборы истребителей танков, на которых опытные артиллеристы дивизии, в том числе Иван Панов, поделились опытом боевой работы, учили молодых солдат артиллерийским и другим солдатским премудростям. В армии Иван Панов уже 4 года, из них три года на передовой, а это серьезная солдатская академия.

Бывалый артиллерист, помощник командира огневого взвода артиллерийской батареи старшина Иван Панов учил стрельбе прямой наводкой из  своей любимой «сорокапятки» молодое пополнение, еще не «нюхавшее пороху». Охотно объяснял им роль пушки в бою: «Мы — истребители вражеских танков и — главное — неподавленных огневых точек. В наступлении и обороне задача артиллеристов защитить пехоту от танков противника». Конечно же, он понимал, что для врага истребители танков очень уязвимы, недаром ходила шутка об их любимой пушке, «сорокапятке»: «Ствол длинный, а жизнь короткая. Противотанкисты — смертники!». Он знал об этом не понаслышке. Многие его боевые товарищи полегли в землю на полях сражений, сам же он Чудом Божьим уцелел на той войне, отделавшись ранениями.

Но артиллеристу мало знать свою пушку, уметь отлично стрелять из нее, он должен еще уметь владеть винтовкой, автоматом, ручным пулеметом, гранатой, саперной лопаткой, уметь делать все, что требует ситуация в бою. Не раз и не два случались такие моменты, когда иссякали снаряды, разбиты пушки, Иван Панов и его боевые друзья хватались за винтовки, автоматы, гранаты, саперные лопатки, шли в штыковые атаки, бились насмерть и выходили победителями.

27 августа 1943 года отличный артиллерист, истребитель танков Иван Панов в числе других бойцов и командиров получил денежное вознаграждение за подбитые танки противника во время наступления и благодарность заместителя командира дивизии полковника Становского за мужественные действия в составе штурмового отряда 3-го стрелкового батальона.

Никто не хотел умирать

Семь месяцев старшина Панов и его боевые товарищи, воины 274-й стрелковой дивизии тяжко, геройски дрались за Ржев. Иван Панов, мужественный воин, был ранен неоднократно, чудом уцелел в тех ожесточенных боях, но, сколько же наших солдат там  полегло?

На освобожденной им Ржевской земле в сорока двух братских могилах покоится прах воинов более чем из ста сорока стрелковых дивизий, пятидесяти отдельных стрелковых бригад и пятидесяти танковых бригад. Только в одной многострадальной деревне Полунино, за которую дрался солдат Иван Панов, расположенной в четырех километрах севернее Ржева, в братской могиле захоронено тринадцать тысяч советских воинов из семидесяти трех дивизий и бригад, штурмовавших здесь под деревней Полунино высоту «200», высоту «Огурец» в августе — сентябре 1942 года. Их тела были собраны с окрестных полей, имена их установлены и выбиты на мемориальных плитах. На плитах также названия всех частей и соединений, участвовавших в боях у деревни Полунино и окрестных деревень, которые были стерты с лица земли.

В журнале боевых действий 274-й стрелковой дивизии в битве под Ржевом мы находим часто в приказах командования жесткое выражение «взять любой ценой» тот или иной укрепленный пункт врага. За этим приказом жизни солдат, но война без потерь не бывает, а приказы должны неукоснительно выполняться. Особенно ожесточенными были бои за маленькую деревню Ново-Ожибаково под Ржевом, где полегло около 3 тысяч бойцов и командиров, среди них и воины 274-й стрелковой дивизии, боевые друзья Ивана Панова, чьи имена увековечены на обелисках в районе села Паршино.

А вот бои под Ржевом глазами рядового бойца 965-го стрелкового полка, 274-й стрелковой дивизии: «Есть такие места на Ржевской земле, хотя бы в районе Ново-Ожибаково, где вел бой наш девятьсот шестьдесят пятый стрелковый полк, или в городском лесу, там из земли можно будет добывать металл. Там десятки тысяч тонн металла сброшено на землю: бомбы, снаряды, мины и пули». И в этом аду надо было выжить и победить.

Отдавая дань Памяти погибшим у Полунино и Кокошкино, у Ржева и у Зубцова, я и моя семья почтили Память Освободителя Ржева Ивана Савельевича Панова, его боевых товарищей. Наш прекрасный гид, бывший директор областного государственного архива Тверской области, писатель и краевед, профессиональный историк О. А. Кондратьев, автор ряда книг о Великой Отечественной войне, изданных также и в Германии, преподнес нам в подарок свои книги о Ржевской битве с дарственными надписями. Трогательной дарственной надписью снабдил он книгу, которую просил вручить Григорию Панову, сыну солдата Ивана Савельевича Панова, внесшего свой вклад в освобождение волжского города Ржева.

Сколько же под Ржевом, Вязьмой, Сычевкой, Белым, Полунино погибло людей! «Такого мы не видели нигде и никогда больше» — так говорят, вспоминая бои под Ржевом, фронтовики, чудом выбравшиеся живыми из той нечеловеческой бойни, в которой участвовало более трех миллионов человек.

Ржев стал кровавой мясорубкой не только для советских войск, но и для немецкого вермахта. По словам Уинстона Черчилля, премьер-министра Великобритании, «лучшие боевые силы вермахта были выпотрошены на Восточном фронте». Более 72 процентов всех немецких потерь во второй мировой войне. Многие из них были «выпотрошены» именно под Ржевом.

Солдаты и офицеры Красной армии на ржевско-вяземской земле сражались и умирали не напрасно. В результате ликвидации Ржевско-Вяземского выступа была окончательно снята угроза Москве.

Народ наш бережно хранит Память о Ржевской трагедии, эту Память и Боль глубоко и поэтично выразил поэт А. Твардовский в ставшем хрестоматийным стихотворении «Я убит подо Ржевом». Очень проникновенно и с большим чувством сказал о ней актер Михаил Ножкин, чей отец воевал под Ржевом:

«Под Ржевом от крови трава на века порыжела,

Под Ржевом поныне шальные поют соловьи

О том, как под Ржевом, под маленьким городом Ржевом,

Великие, долгие, тяжкие были бои…

А там под землею в три слоя, в три слоя, в три слоя —

солдаты, солдаты, солдаты России лежат…»   Вечная им Память!

Пусть страницы этого рассказа о моем героическом земляке-освободителе города Ржева Иване Панове будут скромным памятником мертвым и  живым солдатам — героям Ржевской битвы. Низкий им поклон за их подвиг!

В конце декабря 1943 года по приказу командования младший лейтнант Панов Иван Савельевич в числе лучших бойцов и командиров был направлен в 18-ю гвардейскую стрелковую дивизию 11-й гвардейской армии для продолжения боевой работы. Такое не раз уже бывало с другими бойцами и командирами, пришел черед Ивана Панова, приказ есть приказ.

В смертельном капкане на озере Лосвидо

На наших глазах умирали товарищи,

По-русски рубаху рванув на груди.

К. Симонов

24 декабря 1943 года младший лейтенант Иван Панов, командир взвода истребительно-противотанковой артиллерийской батареи 51-го гвардейского стрелкового полка 18-й гвардейской дивизии в составе 11-й гвардейской армии генерал-лейтенанта К. Н. Галицкого участвует в успешном штурме белорусского города Городок и железнодорожной станции с одноименным названием — важным опорным пунктом обороны противника на витебском направлении. Впереди город Витебск, мощный узел обороны немцев. Посланная армейская разведка немцев в траншее, на передовой, на южном берегу озера Лосвидо, не обнаружила. Командование 11-й армии, посчитав, что немцы отошли, приняло решение преследовать отступающего противника, чтобы на его плечах ворваться в Витебск. 7 января 1944 года, на Рождество, по льду озера Лосвидо двинулись, выполняя приказ командования, 235-я стрелковая дивизия и 16-я и 18-я гвардейские стрелковые дивизии.

Что этому предшествовало и как развивались дальше события, узнаем из журнала боевых действий 18 гвардейской стрелковой дивизии:

3.1.44 г. 16.00. Авиация противника произвела бомбардировку Городок и расположение частей дивизии, в результате чего части дивизии имели следующие потери: убито — 14 чел., в том числе командир 53-го гвардейского стрелкового полка гвардии подполковник Корниенков и начальник штаба полка — гвардии майор Пономаренко, ранено — 67 чел. Повреждена одна автомашина.

6.1.44 г. С 10.00 командирами полков проводилась рекогносцировка района оз. Лосвидо — Смолиевка.

7.1.44 г. Дивизия (без 58 Гв.сп) с исходного положения Марямполь-Стар.Двор в 5.30, пройдя по льду оз. Лосвидо в соприкосновении с противником на южном берегу озера, вела бой за овладением лесом ю.з. Могучева.

Противник, обнаружив движение цепей, открыл сильный пулеметный и арт. минометный огонь по боевым порядкам наступающих подразделений.

1/51 Гв.СП., пройдя оз. Лосвидо, зацепился за южный берег у отд. домика ю.в. Могучева, встретив сильное огневое сопротивление, залег и вел бой с противником.

53 Гв. СП одним батальоном, пройдя оз. Лосвидо вслед за 51 Гв. СП выбил противника из Могучева и закрепился на линии восточнее опушка рощи зап. Могучева, ю.в. Могучева.

Стрелковые батальоны, переправившиеся на южный берег оз. Лосвидо, от ружейно-пулеметного и артминометного огня противника несли большие потери и не имели возможности пополнять боеприпасы и эвакуировать раненых из-за сильного обстрела противником путей подхода к ним».

Таким образом, 11-я и 18-я гвардейские стрелковые дивизии и полк 235-й стрелковой дивизии угодили в ловко расставленную немцами западню.

Из воспоминаний бойца 18-й гвардейской стрелковой дивизии: «Когда нас построили в колонну и приказали двигаться по открытому льду огромного озера, мне стало не по себе. Какое-то нехорошее предчувствие бередило душу. Мы, словно, шли в никуда. Тишина гробовая. Вдруг, когда прошли уже около 8 километров, и южный берег озера был совсем рядом, начался страшный артобстрел. Снаряды дальнобойных орудий со стороны шоссе били по нашим колоннам. От близкого уже берега, занятого фашистами, им вторили зенитные батареи противника. Нас расстреливали в упор. Очень немногим удалось уйти из-под огня в то страшное утро. Тысяч восемь, наверное, погибло на льду озера. Когда начался артобстрел, я упал на лед и прикрылся трупом. Целый день лежал на льду, боясь шелохнуться, так как немецкие снайперы добивали тех, кто еще шевелился. А мороз все крепчал. Лед вокруг очень сильно покрошило снарядами. Целый день высматривал дорогу к своим между огромными полыньями. Когда стемнело, осторожно пополз к нашему берегу».

Братские могилы красноармейцев ныне разбросаны почти по всей береговой линии прекрасного озера Лосвидо в Белоруссии. Три дивизии, больше восьми тысяч человек полегли здесь, когда вышли на штурм глубоко эшелонированной обороны немцев, линии «Пантера», которую гитлеровцы строили весь 1943 год. Витебск, превращенный в город-крепость, был взят нашими войсками штурмом только 26 июня 1944 года. В последующих боях наши павшие воины на озере Лосвидо были отомщены, но Память и Правда об их Подвиге должны жить в наших сердцах.

Нам удалось обнаружить в Центральном архиве Министерства обороны РФ «Именной список безвозвратных потерь сержантского и рядового состава частей 18-й гвардейской стрелковой дивизии» с 1 по 31 января 1944 года, за период, включающий трагедию на озере Лосвидо. В списке 187 человек, датирован он 20 февраля 1944 года. Почему на запросы из армии дать немедленно сведения о потерях  7 января, 8 января 1944 года и так далее, ответ последовал лишь 20 февраля? Почему список безвозвратных потерь, мягко говоря, не соответствует масштабу  трагедии, разыгравшейся 7 января 1944 года на озере Лосвидо? Ответы напрашиваются сами собой, но не будем никого осуждать за это, мы на это не имеем никакого морального права. Ведь, как говорил Шота Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, глядя бой со стороны».

Право истории, в том числе и военной, загадывать загадки, дело специалистов, военных историков, их разгадывать. Освободив Белоруссию, солдат Иван Панов продолжил свою освободительную миссию в Прибалтике.

Освобождая Прибалтику

Из наградного листа: Панов Иван Савельевич, гвардии младший лейтенант, командир взвода истребительно-противотанковой артиллерийской батареи 51 гвардейского стрелкового полка, 18 гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизии представляется к ордену Отечественной войны II степени.

В боях в районе местечка Ораны Вильненской области 13 июля 1944 года, ведя бой с танками и пехотой, огнем орудий своего взвода подбил два танка и три бронетранспортера с пехотой противника. В этом бою т. Панов в решительный момент боя сам лично встав за панораму, подбил транспортер и уничтожил семь вражеских солдат.

В боях на реке Неман 16 июля 1944 г., поддерживая огнем своих пушек наступление третьего штурмового батальона, разбил три пулеметных точки и уничтожил более 20 солдат противника. 17 августа 1944 г., под сильным минометно-пулеметным огнем противника на плотах переправил пушку на западный берег. Орудийный расчет открыл смертоносный огонь по контратакующей пехоте. При переправе второй пушки т. Панов был ранен, но пока не переправил пушку, с берега не ушел. Только после того, как была переправлена вторая пушка, ушел в медицинский пункт.

Командир 51 гвардейского стрелкового полка гвардии подполковник Пилипенко

29 сентября 1944 года.

Приказом частям 36 гвардейского стрелкового Неманского корпуса 5 октября 1944 года № 091/н за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество гвардии младший лейтенант Панов Иван Савельевич, командир взвода истребительно-противотанковой батареи был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Бои в Восточной Пруссии

18 октября 1944 года 18-я гвардейская стрелковая дивизия пересекла государственную границу с Германией, оказавшись в Восточной Пруссии, в этом гнезде прусского милитаризма, откуда веками исходила угроза войны и нашествия для России.

Что особенно поразило солдата Ивана Панова в Восточной Пруссии, так это порядок и достаток, в котором жили немцы. Он, как и многие его боевые друзья, был глубоких хлеборобских корней, знал цену куска хлеба, добываемого потом, вдруг увидел полные дворы откормленной скотины, ухоженные небольшие поля, красивые строения, которые не могла обезобразить даже война. У многих хозяев были работники, которых им дал фюрер, война. В подвалах и на чердаках многолетние запасы сыров, копченостей, солений, сухофруктов. Мужественный воин Иван Панов с тоскою и грустью подумал о своей голодающей семье на Кубани, где рады просто корочке хлеба, которого они еще долго не будут есть досыта, где ждут — не дождутся его возвращения с войны. А здесь немцы жиреют и с каждым днем все отчаяннее и ожесточеннее бьются. И злость, и ярость закипали в его сердце, и еще крепче сжимали его руки оружие возмездия, оружие грядущей Победы. Бои в Восточной Пруссии отличались своей ожесточенностью, противник яростно оборонялся, чему способствовало множество объективных факторов. В боях за город-крепость Инстербург, стоящий на пути к Кенигсбергу,  Иван Панов совершил подвиг.

Из наградного листа: Панов Иван Савельевич, гвардии лейтенант, командир огневого взвода истребительно-противотанковой батареи 51-го гвардейского стрелкового полка 18-й гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизии, представляется к ордену Отечественной войны I степени:

20 января 1945 года тов. Панов в боях за местечко Зесслякен Инстербургского округа в Восточной Пруссии отразил огнем пушек своего взвода две яростные контратаки пехоты и танков противника. Враг, встреченный смертоносным огнем артиллерии, обратился в бегство. В этом бою артиллеристами тов. Панова было уничтожено 3 пулеметных точки и до 40 солдат врага.

21 января 1945 года тов. Панов огнем пушек своего взвода умело и смело поддержал наступление 3 стрелкового батальона, тем самым дал возможность батальону сломить сопротивление врага, ворваться в город и очистить его от врага. В бою тов. Панов проявил мужество и отвагу.

Командир 51 гвардейского стрелкового полка подполковник Павлов

21 января 1945 года.

Последний бой лейтенанта Панова

На исходе войны гвардии лейтенант Иван Панов принял участие в штурме и взятии города-крепости Кенигсберга, цитадели прусского милитаризма, которую фашисты считали неприступной.

К началу штурма в состав кенигсбергского гарнизона входило пять пехотных дивизий и ряд других частей, насчитывавших 130 тысяч человек, до 4 тысяч орудий и минометов, 108 танков и штурмовых орудий, толщина стен пятнадцати фортов крепости Кенигсберг достигала трех метров.

Перед фортами  рвы  шириной  двадцать  метров,  глубиной семь  метров.  Водой  рвы наполнены  с таким  расчетом,  чтобы  затруднить использование переправочных средств: всего-навсего до половины.

И  вот настала  ночь  на  6 апреля 1945 года — ночь штурма.  Передовые штурмовые батальоны 18-й гвардейской стрелковой дивизии смяли фашистов и атаковали форты. В рядах атакующих командир огневого взвода 122 мм батареи минометов гвардии лейтенант Иван Панов. Впереди водная преграда, река Прегель.

Из журнала боевых действий 11 гвардейской армии: «Форсирование реки Прегель производилось после короткого огневого налета 2-3 штурмовыми отрядами от каждого стрелкового полка 18 гвардейской стрелковой дивизии. Успеха удалось добиться только подразделениям 51 гвардейского стрелкового полка 18 гвардейской стрелковой дивизии, начавшим форсирование в 6.00. 08.04. 45 г.»

В составе штурмового отряда 51 гвардейского стрелкового полка орудийные расчеты гвардии лейтенанта Панова переправились на другой берег реки Прегель одни из первых. Почти сутки они отбивали захваченный плацдарм, вслед за батальонами 51-го гвардейского полка на северный берег реки Прегель удалось прорваться двум батальонам 53-го гвардейского стрелкового полка 18 гвардейской стрелковой дивизии. Гвардейцы шли вперед, несмотря на сильное огневое сопротивление противника, освободили северный пассажирский вокзал, порт, городской театр, полицейское управление, превращенные фашистами в сильные укрепленные пункты. Приходилось вести упорные бои за каждый дом, гарнизон которого составлял 500-600 человек, продвигаясь вперед, к Победе.

Во второй половине дня 9 апреля 1945 года для Кенигсбергского гарнизона сложилась безвыходная ситуация. Попавший в плен в полосе наступления 18 гвардейской стрелковой дивизии комендант Кенигсбергского гарнизона немецкий генерал пехоты Отто Лаш отдал приказ о капитуляции. 130-тысячный гарнизон Кенигсберга частью был уничтожен или взят в плен.

Из журнала боевых действий 11 гвардейской армии: «В результате боевых действий за 9.4. 45 г. войсками 11 гвардейской армии было уничтожено до 2 600 солдат и офицеров противника, 187 орудий, 112 минометов, 276 пулеметов, 250 автомашин.

Одновременно наши части захватили в плен 12 000 солдат и офицеров противника, а также взяли следующие трофеи: орудий — 167, минометов — 190, пулеметов — 452, винтовок — 3 000, раций — 52 и др.»

Многие здания в результате многодневных ожесточенных боев в городе-крепости Кенигсберг были разрушены, превратились в руины. Чудом Божьим уцелела лишь стена старой кирхи, рядом с которой покоился прах великого немецкого ученого и философа Иммануила Канта. Ни одна бомба, ни один снаряд не упали на нее, наши воины, в том числе и гвардии лейтенант Панов, командир огневого взвода батареи 120 мм минометов, проявили высокое благородство и личное мужество, сохранив для всего мира могилу выдающегося мыслителя. В этом военном эпизоде проявилась вся сущность чудной славянской христианской души, ее незлобивость и доброта.

В боях за город Кенигсберг и город-порт Пиллау вновь отличился мужеством и отвагой гвардии лейтенант Иван Панов.

Из наградного листа: Панов Иван Савельевич, гвардии лейтенант, командир огневого взвода 120 мм батареи минометов 51гвардейского стрелкового полка 18 гвардейской стрелковой Инстербургской Краснознаменной дивизии представляется к ордену «Красная Звезда».

Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:

Тов. Панов в боях за город Кенигсберг 6 — 10 апреля 1945 года умело командуя своим взводом, передвигался непосредственно за боевыми порядками штурмовых отрядов. За четыре дня боев огнем минометов своего взвода уничтожил 5 пулеметных точек, одну пушку и до 40 солдат и офицеров, тем самым способствовал успеху боевых операций полка.

21 апреля 1945 года в боях на подступах к городу Пиллау огнем минометов своего взвода смело прикрывал наступление стрелковых рот.

Огнем минометов подавил огонь минометной батареи, уничтожил 2 пулеметных точки и 25 вражеских солдат. В бою получил ранение.

Командир 51 гвардейского полка гвардии подполковник Павлов

24 апреля 1945 года.

Гвардии лейтенант Панов Иван Савельевич за мужество и героизм при взятии города-крепости Кенигсберга и города-порта Пиллау был награжден орденом «Красной звезды», медалью «За взятие Кенигсберга».

«Я вам жизнь завещаю»

Последнее ранение 21 апреля 1945 года в боях за город-порт Пиллау гвардии лейтенанта Ивана Панова было тяжелым, весть о Победе его застала в Каунасском госпитале. Шесть ранений, три из них тяжелые, такова цена Победы для солдата Ивана Панова. Казалось бы, будь человек из стали — и тот не выдержит. Но мужественный и храбрый солдат Иван Панов выдержал все, Героем вернулся в родную станицу Темижбекскую, создал прекрасную семью, прожил большую жизнь, был отмечен правительственными наградами за труд.

Дети, внуки и правнуки Героя войны Ивана Савельевича Панова всегда будут гордиться его воинским и трудовым Подвигом, равняться на него.

75 лет тому назад все могло бы пойти совершенно иначе, если бы не Подвиг солдата Ивана Панова и миллионов советских воинов, живых и павших, спасших нашу страну и Европу от фашистского порабощения.

Но наряду с самым низким поклоном тем, кто храбро воевал на фронте, такой же низкий поклон и тем, кто выпускал самолеты, пушки, винтовки и автоматы, минометы и снаряды, военное снаряжение, кто выращивал хлеб и обихаживал раненых, возвращая многих из них в боевой строй. Мы и этого также никогда не забудем.

Великая Отечественная война 1941 — 1945 годов для всех нас — это не только история нашей страны, но и история каждой нашей семьи. Пока мы живы, мы будем чтить, и передавать Память о Героях войны своим детям, внукам, правнукам, из рода в род, из века в век.

Нет уже с нами многих ветеранов Великой Отечественной войны, тех, кому выпала судьба пройти сквозь горнило тяжелейших испытаний. Они унесли с собой неповторимый, единственный мир своей жизни. Более пяти лет назад ушел из жизни Герой той страшной войны гвардии лейтенант Иван Савельевич Панов, кавалер многих боевых орденов и медалей. Мы попытались рассказать, пусть и с большим опозданием, небольшую часть личной героической истории нашего земляка, мужественного Защитника, Воина, Сына своего Отечества Ивана Савельевича Панова. Пройдут годы, десятилетия, но станичники-казаки, все жители станицы Темижбекской всегда будут помнить Великий Подвиг Солдата Ивана Панова во Славу Отчизны, во имя Жизни.

Александр Ноженко, город Мытищи — станица Темижбекская.

 

Немного о себе

Ноженко Александр Тимофеевич родился 24 мая 1947 года в станице Темижбекской Кавказского района Краснодарского края в многодетной казачьей семье, имеющей глубокие запорожские корни.

После окончания Темижбекской средней школы работал один год секретарем комитета ВЛКСМ колхоза «Восток», затем учился в МГПИ им. В. И. Ленина на историческом факультете, затем на философском факультете, факультете психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Один год работал учителем немецкого языка Темижбекской средней школы.

Два высших образования, оба с отличием, в городе Волгограде: педагогическое — факультет иностранных языков ВГПИ им. А. Серафимовича и экономическое — факультет управления и региональной экономики Волгоградского государственного университета. Преподаватель, директор высшей квалификационной категории.

Более 40 лет работал в области общего и профессионального образования, из них 30 лет директором школы, лицея, колледжа. В Волгоградской области (на Дону) работал с 1972 по 2002 гг. учителем немецкого языка, директором Логовской средней школы, директором Октябрьского лицея Калачевского района. Один год работал в отделе образования администрации Советского района г. Волгограда.

В 2003 году был избран по конкурсу директором Тольяттинского социально — педагогического колледжа. В 2009 году ушел на отдых.

Печатался в областных, городских, районных газетах, начиная с 1964 года. Первая проба пера «Молодая поросль», о юных художниках, учащихся Темижбекской средней школы, появилась в районной газете Кавказского района в 1964 году, окрылила, подстегнула, внушила навсегда огромное уважение к труду журналиста.

«Отличник народного просвещения РСФСР», «Ветеран труда», Почетная грамота МП РСФСР, Почетная грамота Министерства образования и науки Самарской области, Диплом Самарской Губернской Думы.

Кредо: жизнь любит трудолюбивых и успешных, а еще веселых.

В настоящее время свободный художник, делящий время между семьей, литературой, журналистикой, музыкой, театром, выставками и музеями, библиотеками, посещениями храмов и святынь нашего Отечества.

Несмотря на занятость, каждый год приезжал, приезжаю и буду приезжать (если даст Бог здоровья) в прекрасную станицу Темижбекскую, свою малую Родину. Благодаря районной газете «Огни Кубани» всегда в курсе главных событий района, родной станицы. Люблю свою семью, свою крепкую жизненную опору.

Жена: Мария Ивановна Ноженко (урожденная Наумова, донская казачка) — медработник, ныне пенсионерка, помогает дочерям воспитывать внуков.

Дочери, все замужем: Оксана (1972) — экономист, Инна (1976) — юрист, экономист, живут и работают в городе Мытищи.

Ангелина (1990) — дизайнер, город Каир (Египет).

Внучки: Мария (1994) — юрист, город Москва. Диана (1997) — студентка 2-го курса финансового факультета РЭУ им. Г.В. Плеханова, город Москва.

Внуки: Даниил (2008), школа №8 города Мытищи. Зейн (2016), город Каир.

Контакты: с. телефон: 8-917-510-39-12, 8-901-747-13-20.

: nozhenko1947@mail.ru

 

 

Читайте также

111

Ребята с пришкольной площадки СОШ №2 побывали на экскурсии в городском краеведческом музее

Учащиеся младших классов узнали интересные факты из истории своей малой родины: от Каменного века к…

112

В городском краеведческом музее на обзорной экскурсии побывали семиклассники лицея №45

Подростков познакомили с экспозиционными разделами: «Кубань в эпоху каменного века», «Бронзовый, железный и средний века»,…

123

В Краснодаре состоялся l этап XXXIV партийной Конференции Регионального отделения

Секретарь Кавказского местного отделения партии » Единая Россия» В.Н.Очкаласов возглавил делегацию, избранную на Конференции местного…