О военных буднях от первого лица рассказал участник СВО Виталий Загуляев

.

О военных буднях от первого лица рассказал участник СВО Виталий Загуляев

Откровенный разговор у нас получился с участником спецоперации Виталием Загуляевым. По званию он рядовой, по профессии — наводчик, штурмовик, артиллерист. За его плечами срочная служба в период первой чеченской кампании в составе легендарной 101-й бригады.

Молодой связист сполна хлебнул военного кровавого варева. Пока сопровождал технику и груз, попадал Виталий и в прицел снайперов, нарывался на засады боевиков, под минометным обстрелом получил первую контузию.

В мирное время в Кропоткине он занимался карате киокушинкай, выступал за город, завоевывал награды, а после стал тренером. Потом позвала Родина.

— У меня был друг, калмык, мы дружили еще с армии, прошли Чечню. Он погиб на спецоперации. В Кавказской у меня был друг — Василий Диденко. Он ушел добровольцем. Тоже погиб... Через месяц-полтора ушел и я. Если скажут, что воевать идут за выплаты — это бред. Да, деньги занимают важное место в нашей жизни, без них семью не прокормишь. Но, поверьте, когда попадаешь туда, где невыносимо, трудно, страшно, то никаких денег не хочешь. Бойцы, выбравшие этот путь, имеют свои убеждения, понимают, что они нужны своей стране, они патриоты, — Виталий знает, о чем говорит. Он видел.

ВСТРЕЧА С «ПТИЧКОЙ»

Виталию Загуляеву 47 лет. Он попал в зону спецоперации в составе группы «Вагнер» в 2022 году. Согласна, к компании отношение может быть неоднозначным, но она — уже часть истории. Бои за Соледар и Бахмут, другие важные победы покрыли славой этих бойцов. Виталий Загуляев служил артиллеристом, работал на орудиях Д-20, Д-30, «Мста», «Гвоздика». Наводчик получил позывной «Ояма» по имени основателя карате киокушинкай. В конце лета прошлого года он заключил контракт с Минобороны, попал в штурмовое подразделение. Сейчас Ояма вернулся домой, в Кропоткин после ранения и нескольких месяцев госпиталя, проходит реабилитацию. Его левая рука скрыта от глаз под длинным рукавом — кисть уже не будет работать. Виталий рассказал, как получил ранение:

— Мы двигались к высоте. Вдруг слышу — «птичка». Предупредил ребят. Потом щелчок, и я понимаю, что «птичка» сбросила гранату. За доли секунды я постарался укрыть голову, и одновременно выставил руку, чтоб успеть отбросить гранату. Но не успел. В воронежском госпитале вопрос стоял об ампутации, но врачи сохранили руку. Спасибо им огромное.

БОГИ ВОЙНЫ

Виталий родовой казак, его предки вместе с Ермаком осваивали Сибирь. Боец прочитал книгу о славном прошлом в зоне спецоперации и тогда же про себя отметил:

— Мы ведь воюем, как и наши предки, живем в землянках, терпим лишения, бьем врага, молимся.

На груди Виталия звенят три медали «За отвагу», две от Минобороны, одна республиканская — от ЛНР. Есть «вагнеровские» награды — «За взятие Бахмута» и Черный крест, который приравнивается к ордену Мужества.

Однажды, когда расчет орудия, в котором служил Ояма, стоял на Бахмутском направлении, на связь вышли штурмовики и сообщили, что по ним работает танк. Попросили помощи.

— А танк стреляет очень быстро. Бывает, ты слышишь звук выхода снаряда и тут же — приход. С четвертого раза мы поразили этот танк. Ребята-штурмовики связались, спросили, какой расчет стрелял. «Вы божественные! Вернемся, мы вас расцелуем! Прямо в капонир попали!» Еще был случай, когда враг раскрыл местоположение одного из расчетов. Это значило, что по нему будут прилеты. Несколько человек и я тоже согласились на нем работать. Остался и командир, хотя весь его расчет пострадал. Мы поработали, и нас накрыло. Меня тогда сильно контузило. Слава Богу, рядом был закуточек, вырытая «лисья нора» на одного человека. Так мы там впятером поместились. Но задачу выполнили, — вспоминает Виталий.

Я-ТО ЧТО? ВОТ РЕБЯТА ГЕРОИ!

Когда спрашиваешь солдата о подвигах на войне, он не знает, что ответить. Там каждый день что-то происходит, и ребята просто делают работу. Потом оглянешься — подвиг. Так армянин из Краснодара с позывным Турмалин под жестоким обстрелом продолжал точно наводить орудие на врага. Так командир роты Виталия с позывным «Мас», выпрямившись в полный рост, во время вражеского наката искал потерявшихся ночью бойцов. Медик Аспирин, спокойный в жизни парень, во время налета становился богом и спасал десятки жизней. Виталий не раз наблюдал, как в критических ситуациях люди открывают в себе качества, о которых не подозревали в мирное время. Он сделал вывод: чего, хорошего или плохого, в человеке больше, то на фронте и проявляется.

Младший сын Виталия тоже последовал за отцом. Тот чудом выяснил его позывной «Кадиллак», разыскал парня. Он с гордостью рассказывает о его подвигах:

— Мой сын был «в штурмах», очень много раненых ребят вынес с поля боя, убитых вынес. Они впятером взяли укреп. Два раза попадал в окружение, танк по ним стрелял. Вышел живой, но с контузией. Потом Никита перешел в артиллерию. Из него получился не просто хороший артиллерист, он стал командиром орудия.

После боя, где штурмовик Ояма получил осколочное ранение в бок от польского миномета, он восхищался мужеством командиров Жоры и Маса. То, что происходит за доли секунды, порою, трудно вместить в целую жизнь.

— Наши командиры Жора и Мас мобилизованные, из отставных офицеров. Мас вообще — обеспеченный бизнесмен из Питера. После того, как получил повестку, сказал: «Я не для того учился столько лет, чтоб бегать, когда пришло время, для которого я учился». Когда нашу роту повели на высоту, они шли не в хвосте. Уже на подходе ночью нас начали обстреливать сначала минометами, потом кассетными снарядами. Бардак начался. Бойцы пытались укрыться, рассредоточились. Представляете, что значит в этих условиях потеряться? Мне сказали: рядовой, у тебя есть опыт, будешь командиром взвода. Я вывел нескольких ребят, мы заняли позицию, укрепились. Потом я еще кое-кого нашел. Под обстрелами Мас собрал многих бойцов, привел к нам. Потом прилетел «Полька-миномет», осколки попали в бок, но не критично, а ребят тяжело ранило. (Осколки еще во мне, последнее время начали шевелиться). Мы удерживали точку до прихода спецназа. На следующий день Жора прикрывал наш отход, и его сильно ранило. Потери были большие…

ВОЙНА В ГОЛОВАХ

Однажды один из бойцов заблудился и попал в расположение врага. Попросил: «Братцы, дайте воды попить». Те поделились. Гость вернулся к своим, и только там понял, что побывал в окопе противника. А украинцы, наверное, до сих пор не знают, что дали напиться российскому бойцу.

— Что вы хотите, они по духу такие же славяне. Мы воюем, по сути, со своим отражением. Только мозги им промыли капитально. Поймите, война идет не только на поле боя, но и в душах, умах. Это духовная война, это реальность. Очень часто, заходя в разрушенные дома, мы находили сектантскую литературу. Америка атакует нашу веру.

И вообще на стороне ВСУ воюет много «импортных» людей. Наши ребята брали в плен бойцов элитной американской ЧВК «Блэквотер», французов, бельгийцев, немцев, выходцев из бывших советских республик. Всех передавали соответствующим службам.

Чувствительным людям лучше не читать следующий абзац. Эта история о том, кому противостоят наши бойцы. Виталий не раз становился свидетелем, как войска ВСУ прикрываются мирными жителями, чинят зверства над пленными. Однажды Загуляев и его расчет стояли под Клиновым. Несколько наших бойцов попали в плен. Позже эвакуированные из села мирные жители рассказали, что «хохлы» сразу же отрезали солдатам головы и играли ими в футбол. Когда о надругательствах нелюдей над нашими бойцами стало известно, то русские воины подготовились к команде «333». После нее из всех орудий был дан такой мощный залп, что укрепрайон нацистов буквально перевернулся вверх дном. Отомстили, но не смирились. Подразделение освободило Клиновое и быстро продвинулось на Бахмутском направлении.

СПАСАЮТ ЛЮБОВЬ И ВЕРА

Как пережить смерть? Когда твои товарищи, братья вдруг погибают, как с этим смириться и не сойти с ума? Виталий ответил честно:

— Когда ты находишься там, на передовой, то выбора нет. Ты быстро подстраиваешься, смиряешься с таким количеством смертей, прячешь боль куда-то вглубь. Но, когда приезжаешь домой, тогда да... Можно и с катушек съехать. Нужна психологическая поддержка или крепкая дружная семья, любящие люди вокруг тебя и вера в Бога.

Сын Виталия нуждается в регулярном приеме лекарств. Вера и молитвы Николаю Чудотворцу, Спиридону Тримифунтскому, Матроне Московской, Ксении Петербургской помогали их найти: то вдруг выйдет оказия съездить в город, то в заброшенных домах находились нужные препараты.

Вернувшись домой, Виталий часто ходит в храм, молится о семье, мире, за Россию и спасение душ погибших товарищей.

ЛЮДИ С ГОРЯЧИМ СЕРДЦЕМ

В мирном Кавказском районе для Виталия открылась обратная сторона фронта. Воин называет героями нашего времени волонтеров, которые собирают гуманитарную помощь, перечисляют на нее деньги, отвозят в зону спецоперации и в госпитали.

— Участие и неравнодушие этих людей коснулись меня лично. Даже мелочей — носков, вкусняшек, домашнего уюта, на фронте очень не хватает. В госпитале в Белгороде волонтеры трудятся сутками. Сутками! То едут в город купить что-то для бойца. Выносят за ранеными «утки», передают домашнюю еду, одевают, ухаживают, перевязывают. Ведь после ранения одежда на тебе оказывается разрезанной, и ты остаешься в одних лохмотьях. Низкий поклон этим людям. Мой сын Никита после окончания контракта вновь отправился на передовую. Добровольцы из группы «Кропоткин ZOVет» полностью собрали все необходимое для фронта. Я вижу, как много помогают казаки, лично мне Алексей Рябущенко перечислял деньги, даже когда я еще воевал. Казаки городского общества, предприни-матель Алексей Рухляда и его жена много гуманитарки собирают и отвозят в зону СВО, еще назову Степана Заварзина, всех не перечислить. Здесь много неравнодушных людей, героев нашего времени. Еще хочу отметить подвиг своей жены Елены. Ведь это так трудно — ждать, молиться, верить, — поделился Виталий.

С непониманием происходящего в тылу тоже приходится сталкиваться. Особенно только что вернувшиеся с пе-редовой это чувствуют, когда слышат фейерверки. Первая реакция — укрыться, укрыть от разрыва окружающих. А вторая, когда понимаешь, что это был лишь праздничный салют — недоумение. Чему радоваться? Белгород обстреливают, для беспилотников границы размыты, люди гибнут. «Не время радоваться, время молиться!» — восклицает Виталий.

Пока проходит лечение, он нянчит внука Марка, за которым очень скучал там, на передовой. После реабилитации Виталий планирует принять предложение и продолжить тренировать молодежь карате. Либо открыть военно-патриотический клуб, где будет обучать школьников выживанию в условиях современной войны, когда «птички» летают над головой, и тактика боя учит никогда не расслабляться.

Еще одна мысль зреет у Виталия Загуляева: он ведь может еще быть полезным в зоне СВО. Его артиллерийский опыт и знания штурмовика пригодятся молодым бойцам. Пока страна борется с врагом, он не желает оставаться в стороне, и в тылу или на фронте готов делиться всем, что знает.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  

Hi!