Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Было это в конце войны…

Опубликованный в декабрьском номере «ОК» материал «Военная тайна» нашел отклик у ветерана Великой Отечественной войны, майора в отставке Василия Захаровича Гудкова.
В декабрьском номере «Огней Кубани» был опубликован материал «Военная тайна» об обнаружении в толще земельных пластов человеческих останков 70-летней давности. Специалисты поискового отряда не нашли никаких опознавательных деталей, которые могли бы прояснить принадлежность погибших когда-то людей к тем или иным событиям истории этих мест. Редакция газеты предложила гражданам,  обладающим какими-либо предположениями по этому факту, поделиться своими воспоминаниями в газете.

Это не расстрелы

Публикация нашла отклик у ветерана Великой Отечественной войны, майора в отставке, бывшего командира понтонного взвода Василия Захаровича Гудкова, который в 1942 году в Кропоткине осуществлял переправу войск через реку Кубань в составе отдельного моторизированного понтонно-мостового Гомельского батальона.Имея большой опыт службы, Василий Захарович категорически не согласен с предположением о том, что останки пяти человек — результат расстрелов в Красной Армии. «В Красной Армии служили рабочие и крестьяне, они не занимались казнью провинившихся, инакомыслящих. Для этих целей были спецорганы, и это уже другое дело», — решительно говорит ветеран войны. По его мнению, и утверждение, что белогвардейцы не снимали одежду перед расстрелом, тоже туманное. Никто уже точно этого не может знать. Стало быть, Гудков напрочь отметает «армейские дела» — расстрелы.Штрафбата здесь не былоШтрафбата, а точнее маршевой роты, куда направлялись люди, нарушившие закон, судимые военным трибуналом, здесь не было. «В этих местах никакой воинской части не стояло. Прибыли сюда в 1942 году курсанты-урюпинцы для усиления переправы, далее двинули на Гулькевичи. Мы взорвали мост и тоже уехали», — вспоминает Василий Захарович.Тиф?Другие догадки пришли в голову старейшему жителю Кропоткина. В разные годы люди здесь тяжело болели холерой, чумой, тифом. На окраине города до сих пор существует старое захоронение — холерное кладбище. Василий Захарович вспомнил печальную историю своей мамы Анны Владимировны Гудковой. Тогда, в 20-х годах, женщина помогала служителям церкви. И вот в самый разгар тифа в храм привели больную на исповедь. Слабея от тяжелой болезни, она упала на пол, головной убор сбился. Сердобольная Анна поправила ей платок… Утром мама уже не встала, ее била лихорадка, она заразилась тифом. Хорошо, что дядя был врачом, он немедленно госпитализировал Анну. Как потом вспоминала: с нее сняли всю одежду, чтобы сжечь, переодели в больничную. А ведь были умершие, которых, возможно, во время эпидемии так и хоронили нагими. И версия о старом захоронении умерших тифозных больных имеет под собой почву.«Черная кошка»Но более реальна, по мнению Гудкова, гипотеза о людях, погибших от рук бандитов. Было это в конце войны. В Кропоткине лютовала  банда «Черная кошка». «Летала» она по всей стране, не обошла стороной и наш город. Коснулась эта беда и молодого бойца Гудкова. В период освобождения станицы Казанской Василий квартировал у хозяйки и ее дочери, прекрасной Марийки. Он полюбил эту девушку на всю жизнь, и позже, поле войны, она стала его женой. После освобождения Казанской и Кропоткина он уехал дальше на фронт. Переписывались три года. Василий помогал семье выжить в тяжелое время: высылал деньги, посылки. В сентябре от Марийки на фронт пришло сумбурное письмо, мол, ограбили, осталась ни с чем. В следующем письме она подробно рассказала о том, как однажды ночью в их дом вломились бандиты. Они забрали целый чемодан добротной одежды, прихватили даже вещи, которые она сняла на ночь и положила на стул возле кровати. Угрожая пистолетом, они вышли из дома. Бандитов преследовали рабочие, рано утром шедшие на смену. Но в ход опять пошла угроза оружием, и пришлось отступить. Одного из грабителей с Марийкиным чемоданом поймали на железнодорожном вокзале. Но открыв поклажу, в милиции, Марийка расстроилась: из ее вещей был только веер, остальное — чужое. А бандиты действовали так: после ограбления быстро сортировали вещи и лучшее немедленно отправляли поездами в большие города — Рос­тов, Москву для продажи. Так вот у того задержанного бандита был один лишь пистолет и тот без патронов, для острастки. Шайка орудовала ножами, топорами. Они грабили в основном те семьи, где служивые были на фронте и в конце войны высылали им посылки, словом, где можно было хоть чем-то поживиться.Вот и подумалось Василию Захаровичу, что в тайном захоронении могли быть жертвы бандитов. А учитывая то, что раны рубленные, скорее всего, это проезжие люди, ограбленные и зверски убитые.Редакция газеты благодарит уважаемого ветерана войны Василия Захаровича Гудкова за анализ статьи и ценные для нас воспоминания. Мы с нетерпением ждем и других откликов на материал «Военная тайна».

Читайте также

11

Воспитанники театральной студии «Перформанс» из Кропоткина покорили сердца зрителей международного фестиваля-конкурса «Имена России»

Финал знаменитого творческого конкурса состоялся в Ростове-на-Дону и объединил более 5000 исполнителей в возрасте от…

21

В Отделе МВД России по Кавказскому району проведен брифинг по профилактике дистанционного мошенничества

Правоохранитель разъяснил, как распознать обман в действиях злоумышленников, и порекомендовал не доверять сомнительным звонкам. Начальник…

18

МЕХОВАЯ ВЫСТАВКА ШУБ В Г. КРОПОТКИНЕ

МЕНЯЕМ СТАРОЕ НА НОВОЕ  СКИДКИ ДО 40%  1 декабря, ДК «ЖД», ул. Красная, 164  Наша выставка работает…