Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Олегу Булюктову, кадровому военному, награду лично вручал Президент России

Правила жизни

 

Олег Иванович Булюктов, кадровый военный,  родился в 1958 году. Окончил Львовское высшее военно-политическое училище. Служил на Северном флоте, был начальником Северодвинского Дома офицеров. Капитан второго ранга запаса. Он сделал хорошую военную карьеру. Четыре года назад он переехал к нам на Кубань, в прекрасный южный городок. И мне захотелось проследить его жизненный путь, становление его личности, кем он является сейчас, кого сейчас знают, ценят, любят и уважают.

— Олег Иванович, впервые Вы надели погоны, будучи 15-летним мальчишкой. С этих пор прошло много времени, Вы многое повидали, многого добились. Скажите, знали Вы тогда, в 1973 году, что посвятите военному делу всю свою жизнь? Или были у Вас какие-то другие стремления, другие цели?

— Я хотел быть военным. Но когда был совсем маленьким, хотел стать железнодорожником. Мы жили у железной дороги. И каждый день поезда: туда-сюда, туда-сюда. Это казалось настолько интересным! А когда постарше стал, увлекся чтением военных книг. И я уже осознанно поступал в Суворовское училище.

— Вы много лет отдали Северному флоту. У Вас есть награды. Скажите, какая награда Вам по-особому дорога?

— Одна из самых значимых медалей — это первая медаль. Я ее с гордостью носил. И еще, я очень горжусь специальным жетоном, который выдается за дальний поход. Моряк может получить такой жетон только один раз. Это не медаль, не орден, это простой жетон. Получил я его на стажировке, после второго курса, на крейсере «Мурманск». Мы ходили в район Фарерских островов. А еще в 2001 году Указом президента России мне присвоили звание «Заслуженный работник культуры России», что для военных это очень редко. И Владимир Владимирович Путин лично вручил мне награду.

— Как сложилась военная судьба после Суворовского училища?

— Поступил во Львовское высшее военно-политическое на военно-морское отделение. У нас были практики, стажировки на разных флотах: и на Черноморском, и на Балтике. Я сначала попал на артиллерийский крейсер «Мурманск» — легендарный корабль, а потом на авианесущий крейсер «Киев», который только недавно пришел из Николаева. Шикарный крейсер. И я уже тогда решил, что если служить на флоте, то только на Северном.

— Вы много лет прослужили в Гремихе. Расскажите, пожалуйста, как Вы оказались на базе подводных лодок в Мурманске?

— На Северный флот у нас отправляли служить тогда по выпуску. Я очень туда хотел. Командир военно-морского отделения мне сказал, что только женатые могут поехать на Север. Тогда эта была такая негласная установка. И как раз после третьего курса я познакомился со своей будущей женой, Любовью, на четвертом мы поженились. И, выполнив все условия, я попал на Северный флот. Хотя был тогда один нюанс. Жизнь вообще состоит из множества мелочей. На четвертом курсе я был на стажировке в гарнизоне Сафоново — это морская авиация Северного флота. И оказалось, что командование отправило в штаб Северного флота на меня заявку. И вдруг на распределении мне говорят, что я направлен в Североморск-3, полк морской авиации. А я хотел на флот, на подводные лодки, на корабли! Но я отправился в гарнизон Североморск-3. Прошел месяц с небольшим, прежде чем счастливое для меня стечение обстоятельств позволило вернуться к воплощению мечты — стать подводником. В отделе кадров штаба флота помнили о моем стремлении быть подводником. Меня отозвали и направили в Гремиху в 11-ю флотилию атомных подводных лодок. Прослужил там 11 лет.

— В 1990 году Вы заняли пост начальника Северодвинского Дома офицеров. Расскажите, пожалуйста, о своей работе там.

— В 1990 году я перевелся в Северодвинск, мягко выражаясь, в период развала Вооруженных Сил страны. Тогда многие кадровые офицеры уволились, а я был назначен начальником Северодвинского Дома офицеров, где был самодеятельный коллектив моряков-срочников, который назывался «Северное сияние». И этот коллектив на фоне того, что происходило в стране, медленно умирал. Тогда командиром Беломорской военно-морской базы был адмирал Пахомов. Мы с ним дружим до сих пор. Сейчас он, как и я, в запасе. Я пришел к нему с предложением возродить «Северное сияние» и сделать его лучшим коллективом Вооруженных Сил. Адмирал Пахомов дал добро. А моя идея была довольно проста: призывать ребят с музыкальным образованием, которые служили на гражданке, и предложить им контрактную службу. Отбирал тщательно: во-первых, военный должен был иметь за плечами консерваторию или музыкальный институт, во-вторых, опыт работы и, в-третьих, еще одно обязательное условие — срочная служба, ведь без нее на контракт не попасть. Таких оказалось немного. Коллектив я собирал в течение трех лет. Активно работать мы с ними начали с 1996 года. Пока репертуар наработали, пока то, се. И вот с этим коллективом мы много где побывали. С 1996 года мы выступали на всероссийском телевизионном конкурсе солдатской песни «Виктория». Были и лауреатами, брали и Гран-при. Гастроли в Северодвинске, Архангельске, Мурманске, Архангельской и Вологодской областях. И в итоге мы объездили всю страну: от юга до севера, от запада до востока. Также мы обладатели Гран-при фестиваля русской культуры во Франции. Со своим коллективом я был в Каннах, Лондоне, Ливерпуле, Париже, Германии.

— 90-е годы были очень тяжелыми для всей страны. Как приходилось военным?

— Был период, когда моряка на корабле нечем было кормить. Мы тогда давали концерты в станицах Краснодарского и Ставропольского краев, Калмыкии, Ростовской области. Я договаривался с главами районов, крупными фермерами, чтобы Северному флоту помогли продуктами питания. Мы с коллективом брали в аренду автобус, специально его готовили для длительных путешествий. За нами двигались «КамАЗы», на которые грузили то, что мы заработали: рис, масло, консервы. Мы едем дальше, а они отправлялись на Север, кормить матросов. Об этом никогда особо в газетах не писали. Но так мы и жили.

— Говорят, человек счастлив тогда, когда он уверен, что прожил свою жизнь так, как прожил бы ее еще раз. Олег Иванович, скажите, а Вы можете назвать себя счастливым человеком?

— Да, считаю себя счастливым. Очень счастливым. Во-первых, я жив, живы мои близкие, мои дети. Во-вторых, у меня есть друзья. Вот в любую точку на карте ткни пальцем, и я знаю, что у меня там есть те люди, которые встретят, как брата. А ко мне любой приедет. Человек богат не деньгами, человек богат друзьями. Я прожил бы свою жизнь снова. Единственное, что детей нарожал бы побольше…

В.Сафарова,

студентка.

Читайте также

16

В станице Темижбекской загорелась хозпостройка

Поздней ночью 30 ноября на пульт диспетчера пожарной связи поступило сообщение о возгорании хозяйственной постройки…

21

Материал молодого корреспондента «Огни Кубани» впервые был опубликован в федеральном издании

В этом году спецпроект газеты «Двор моего детства» был отмечен дипломом международного фестиваля журналистики «Вся…

35

Выражаем глубокое соболезнование семье Риконен Юрия Михайловича по поводу скоропостижной кончины

Мы знали Юрия Михайловича как председателя Совета ветеранов Вооруженных Сил РФ и заместителя Совета депутатов…