Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Холодное дыхание войны

IMG_4620sssIMG_4722gvfgIMG_4719hhhIMG_4744Кубанские журналисты ощутили его на себе

 Год назад таким же удушливо жарким летним вечером мы встречали беженцев из Донецка. Молодая мама, ровесница моей дочери, спасала от войны свое единственное сокровище — четырехлетнего Назара. Поезд пришел по расписанию. Потом далеко за полночь мы слушали немудреный рассказ Светланы, потерявшей мужа, о казавшейся нам такой далекой войне. А она тогда была в самом разгаре. Пролетел год. Света уехала в Новосибирск, работает технологом на молкомбинате. Россия их приютила. Даже жильем обеспечили. Назар ходит в садик. Слава богу, жизнь у них потихоньку

налаживается. Чего я искренне желал в небольшой газетной публикации, героями которой они стали.

Вроде и война стихла. Очередное перемирие. Сказать, что что-то радикально изменилось за этот год в нашей жизни? Наверное, нет. Мы по-прежнему каждое утро с тревогой ждем новостей из Донбасса: как прошла ночь? А там опять обстрелы, гибнут мирные жители. И нам здесь непонятно, когда и чем это все закончится и как отразится на России, хлебнувшей уже и обвала курса рубля, и санкций с непонятным импортозамещением. Поэтому новость о моей командировке в составе делегации краевого отделения Союза журналистов России в Донецк близкие встретили, скажем прямо, без воодушевления. Мы же ехали поддержать коллег, объединившихся в Союз журналистов ДНР. Сегодня их более 300 человек и они тоже, по сути, на передовой в борьбе против фашизма. И, к сожалению, тоже несут потери…

До войны рукой подать

Пересекаем границу России. Пограничный пропускной пункт «Успенка» — это уже ДНР — встречает пробитым снарядом навесом, изрешеченными осколками стенами — напоминание об ожесточенных боях, которые здесь велись. А далее разбитая дорога, которой, кажется, конца края нет. Населенных пунктов немного. Людей в них тоже не густо. И следы, оставленные войной. Делаем короткие остановки, фотографируем. В Харцызске выезжаем на трассу Донецк-Луганск. Нормальная даже по нашим — кубанским — меркам дорога. Никаких проверок, досмотров. Но стоило сделать несколько снимков из окна машины на блокпосту на въезде в Макеевку, как нас догнала патрулька, заставила прижаться к обочине, и состоялось первое знакомство с ополченцами. Это позже нам вручили аккредитационные удостоверения (там под п.1 Правил работы журналистов по освещению боевых действий значится: запрещена фото- и видеосъемка военных объектов и блокпостов), а тогда мы все еще находились в плену мирного безмятежного неведения. Автоматчики были категоричны, снимки пришлось удалять. На войне как на войне.

Хлопки канонады

В Донецке нас встретил руководитель Первого республиканского телеканала, председатель Союза журналистов ДНР Виктор Петренко. Вскоре мы уже знакомимся с городом. В него невозможно не влюбиться. Красивые здания, ухоженные широкие улицы, скверы, бульвары, много зелени, розарии. Из парка кованых фигур можно не выходить часами (жаль, мы не могли себе позволить такой роскоши). Но в отличие от наших городов, уже ранним вечером жизнь здесь (ее и днем­то бурной не назовешь) начинает затихать. Пусто даже у спортивного комплекса «Олимпийский». Недалеко от него нас застали первые глухие хлопки канонады. Проезжавший мимо на велосипеде паренек успокоил — это ведется ответный огонь. Раз взрывов не слышно, значит, центр сейчас не обстреливают. Напомнил, в 23 часа начинается комендантский час. А нам и так, после дальней дороги, надо было отдохнуть.

Встречи на донецкой земле

Следующий день для нас выдался очень насыщенным. Сначала мы отправились в республиканский телецентр, где от нашего Союза вручили знак «Признание» Виктору Петренко. Затем вместе с местными юнкорами приняли участие в записи передачи республиканской телерадиокомпании. Члены делегации встретились с министром культуры Донецкой республики Александром Барецким. С особым интересом пообщались с исполняющей обязанности министра информации Еленой Никитиной. Год назад она находилась с гуманитарной помощью в одном из прифронтовых поселков и была тяжело ранена. Пять месяцев пролежала в больнице. Теперь вновь на боевом посту. Полна оптимизма и уверенности в том, что Донбасс победит и станет независимым от Киева. Елена Николаевна подписала и подарила нам по книге «ДНР. Хроника судеб». Она составитель ее и один из авторов.

Конечно же, самой интересной и насыщенной, но очень короткой (протоколом на все про все нам отводилось 15 минут) оказалась встреча с министром иностранных дел Александром Кофманом. Подчеркну при этом атмосферу доброжелательности, теплого отношения к российским журналистам, которой нас сразу же окружили в МИДе. Пока ожидали министра, нам предложили кофе, но самое главное — разрешили делать снимки Донецка прямо из министерских окон. Поверьте, такое доверие дорогого стоит! А виды на город оттуда на самом деле просто прекрасные!

Александр Игоревич рассказал о народной дипломатии ДНР, о поддержке, которая все более крепнет, в том числе в Европе, на уровне партий и движений. Я спросил у Кофмана, когда ждать Минска­-3, на что моментально последовало категоричное: «Будет Нюрнберг-­2!».

 Министр не заставил себя долго ждать с ответом на вопрос: кто для него пример из министров внутренних дел— Молотов, Лавров, Примаков, Козырев?

— Андрей Андреевич Громыко.

Это сказало о многом…

Защити свой дом

Против чего восстал Донецкий край? Ответ на этот вопрос делегация Краснодарского отделения Союза журналистов России прочитала на одном из лайтбоксов, установленных на главной магистрали Донецка — проспекте Артема: 

 «Мы сражаемся ЗА:

Светлое будущее своих детей! Справедливое общество! 

 Равенство перед законом всех и каждого!

Право говорить на родном языке!

Порядок в стране без войн и революций!

Русский мир от Владивостока до Бреста!

Мы воюем ПРОТИВ:

Нацистских карателей, убивающих

народ Донбасса, не щадящих даже детей!

Олигархического капитализма,

присвоившего себе народное хозяйство!

Переписывания истории Великой

Отечественной войны, героизации предателей!

Лживых европейских ценностей,

пропагандирующих разврат и насилие!

Иностранных корпораций, уничтожающих

экологию Донбасса путем добычи сланцевого газа!

Защити свой дом! Вступай

в армию Донецкой республики!

 Газеты и хлеб

В 7 утра мы — на Центральном рынке Донецка. Немногочисленные продавцы еще только раскладывают товар. Покупателей — почти никого. Зато свежий номер «Комсомолки» с «Полным списком продуктов, на которые снизят цены в ДНР» и предупреждением «В Донбасс идет страшная жара — 35 градусов в тени» за 5 гривен (10 рублей на наши деньги) уже можно купить. Видно, типография работает исправно. В продаже и другие издания, в основном, еженедельники. Цены на продукты

сопоставимы с армавирскими, как и ассортимент. Разве что голубикой с черникой на развес могут еще побаловать за 200 рублей. А вот мясной павильон пустой. Всего один продавец. И мясо заметно дороже нашего — результат блокады индустриального Донбасса со стороны Украины. За развитие аграрного сектора ДНР только еще берется.

Выжженный пригород

Поездка в поселок Октябрьский стала иллюстрацией того, почему война, развязанная Украиной против мирного населения, должна закончиться Нюрнбергом­2. Утопающий в пышной, еще не сожженной солнцем зелени пригород почти вымер.

Да и как здесь жить, если нет ни одной целой пятиэтажки?! Выжженные квартиры и целые подъезды, разбитые и наспех забитые фанерой окна. Кажется, мы тут одни. И вдруг тягостную тишину нарушает детский смех. Мама, наверное, в эту минуту забывает обо всем на свете.

Заходим на территорию 21­-й больницы. Картина после артобстрелов та же. На скамеечке отдыхают пациентка и медсестра. Разговор не клеится. Да и о чем говорить, когда все и так видно. С той стороны бьют и по больным.

Закрытая школа

Еще сильнее от обстрелов пострадала школа, что неподалеку. Месяц до начала занятий, но, наверное, здесь их не будет. Похоже, замучились уже менять окна. Даже новые рамы уже без стекол. Наглухо закрыты двери. Вот и бродит по школьному двору одинокий пес. Увидел нас, подбежал, наверное, по­собачьи обрадовался, долго позировал, пока мы фотографировали. А нам и угостить его было нечем.

Зашли на территорию частного сектора. И здесь разруха. Однако люди как-то живут. Двинулись в сторону мечети, но тут раздались автоматные очереди, разрывы то ли гранат, то ли мин. Нам посоветовали возвращаться. Да и на блокпосту на въезде в поселок, где нас не хотели пропускать, предупредили, чтобы не геройствовали, а чуть что — немедленно возвращались. Мы обещали, что ребят не подведем. Так и поступили.

«Что же из этого следует? — Следует жить»

На следующий день у нас была запланирована встреча с главой ДНР Александром Захарченко. А с утра мы отправились в кафе Легенда — место журналистских тусовок. Здесь встретились с английским блогером и журналистом Грэмом Филлипсом, который вел репортажи из района боевых действий у Славянска, Мариуполя, других городов, был даже ранен. Подтянутый, с открытой улыбкой, Грэм появился в окружении группы волонтеров.

Молодые ребята и девчата, в основном студенты, они собирались везти гуманитарную помощь в Октябрьский, где мы были накануне. Тут же их ждали представители гуманитарного отряда «Ангел» Алексея Смирнова. Короткий инструктаж, порядок работы, особое внимание обращают на темпы и необходимость рассредоточения по территории. Скопление людей чревато обстрелами.

Освободившись, Грэм подсел за наш столик. С первых же слов видно, что он переживает за судьбу людей, которых снимает, о которых пишет. Говорит, очень полюбил этот город, его жителей. Возмущается, как коллеги искажают или замалчивают правду о происходящем здесь.

— Когда я опубликовал снимки о разрушенных больницах и школах, об убитых детях, мои коллеги сначала не верили, — говорит Грэм. — Предложил некоторым из них поехать со мной в Донецк. Но никто не согласился. Западные журналисты (к счастью, уже не все, но многие) подают события на Украине с позиции Порошенко и Яценюка.

Грэма начинают поторапливать: волонтеры готовы ехать. Он теперь не только журналист, но и организатор сбора гуманитарной помощи для ставшей ему близкой республики. Занимается и вопросами ее распределения среди нуждающихся.

Пора и нам. Позвонила пресс­секретарь главы республики, сообщила, что намеченная встреча не состоится по очень серьезной причине: в семье Александра Захарченко родился четвертый ребенок.

И это стало самой приятной новостью за все дни в Донецке.

Город, в котором рождаются дети, несмотря ни на что, будет жить! Теперь я понимаю, иного не дано. Нюрнберг­2 будет!

 

Фото: 1) Поселок Октябрьский. Нет ни одной целой пятиэтажки. 2) Вот и ещё одна примета войны — вход в убежище. 3)Наглухо закрыты двери школы. Вот и бродит по школьному двору одинокий пёс. 4) И в частном секторе разруха. Однако люди как-то живут. 5)Гуманитарная помощь жителям Донбасса.

 

Читайте также

170

Как кропоткинские машиностроители вопреки европейским ограничениям увеличивают объемы производства

ЗАО «Кропоткинский завод МиССП» более 25 лет имел прочные партнерские отношения с европейскими поставщиками комплектующих….

186

День матери

155

Воспитанники детской музыкальной школы №1 завоевывают награды всероссийского конкурса

Трое учеников преподавателя по классу фортепиано Аллы Минасян стали победителями Второго Всероссийского конкурса «АРХипелаг —…