Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Она любила Родину и жизнь

 22 июня — день, когда мы вспоминаем трагическую страницу истории нашего народа — начало Великой Отечественной войны

Я хочу рассказать о своей бабушке Елене Назаровне Носиковой. Родилась она в 1905 году в станице Ильинской Новопокровского района Краснодарского края. Детей в их семье было семеро: пять девочек и два мальчика. Жили они скромно, имея подворье в 40 соток, корову, коня и мелкое птичье хозяйство. В семье царили мир и уважение. Елена больше всех остальных детей унаследовала от матери кавказское обличие. Смуглая кожа и темные тяжелые косы, серые глаза слегка на выкате, нос с горбинкой делали ее похожей и на грузинку, и на осетинку, и на еврейку, и на армянку. Она вообще не походила на русскую. Ей доставалось за свою внешность от дворовых ребятишек, Елена на них сильно обижалась.

Бабушка была прилежной ученицей и из всех детей семьи окончила 10 классов ильинской школы, затем с хорошими отметками и Краснодарское медицинское училище. Получила профессию фельдшера-акушера. Первые шаги рабочей взрослой жизни сделала в ст.Абинской. Но тянуло ее в родное село. Елена Назаровна вернулась в Ильинскую и работала в больнице акушеркой и медсестрой.

Война 1941 года застала мою бабушку в возрасте 36 лет. Она ушла на фронт добровольцем. Госпиталь, где служила Елена Назаровна, располагался в Ростове-на-Дону. Медики принимали раненых, лечили их и потом сопровождали санитарные поезда в Ашхабад. Бессонные ночи над ранеными… Сколько их? Искалеченные, беспомощные люди все прибывали и прибывали,  им не было конца. Перевязки,  дежурства… Медсестры засыпали на ходу, по двое суток держались на ногах, не было возможности прилечь даже на 20 минут.

Жизнь медсестры в годы войны была нелегкой. Много воспоминаний об этих тревожных днях войны поведала бабушка нам, молодым, вечерами за чаем. Вот один эпизод из ее воспоминаний. Немцы шли стеной, их численность над русскими превосходила в несколько раз. Было это в конце июля 1942 года. Госпиталь разбомбили. Не всех раненых смогли вывезти. Фашисты добивали их на месте. Ростов-на-Дону был оккупирован. Отряд русских солдат отступал, с ним отступал и медперсонал госпиталя, и те раненые, которые могли передвигаться. Шли через Сальские степи ночами, разрозненными небольшими группами — отряд менял позиции. Гитлеровцы были повсюду: в домах, на улицах.

…Елену заметила в кустарнике своего подворья селянка Татьяна.

— Господи, ты что тут делаешь? Пойдем быстрее в хату.

Она заставила девушку снять военную форму, переодела в свое платье. Одежда ей совсем не подходила. Быстро нашелся поясок, и платье на талии было туго перехвачено, так было незаметно, что оно с чужого плеча. На голову хозяйка дала свой выцветший платок.

— Повязывай так, чтобы меньше было видно лицо. Прячься девонька — говорила Татьяна.

Весь день просидела Елена в подвале, а с наступлением ночи с небольшим узелком с продуктами в дорогу стала выбираться из окружения. Днем местные жители прятали ее в подвалах, а ночами она шла и шла, спотыкаясь, избив свои ноги в кровавые мозоли. Лицо, расцарапанное ветвями, горело от боли. По пути она встретила небольшую группу солдат, казалось, что вместе выбираться не так страшно. Притомившись, небольшой отряд укрылся под сводами раскидистого дерева. И тут бомбежка. Раненый просил и просил пить, медсестра Лена, взяв солдатский котелок, маленькими перебежками отправилась к реке. Она уже набирала воду и тут — услышала грохот взрыва, обернулась — на месте дерева и группы солдат только воронка…

…Елене Назаровне снова пришлось пробираться в тыл одной. И вновь на пути хутор. Девушка решила зайти, попросить воды и пропитания. На окраине ее встретил шестилетний мальчик:

— Тетя, куда вы идете, в хуторе немцы и они вчера всех евреев побили!

Елена, поняв, что ее могут убить, только за внешность, повернула назад и обошла хутор стороной.

В августе 1942 года Елена Назаровна добралась домой в ст.Ильинскую, но там тоже были фашисты. Как разыскивать свой отряд? Известий о нем не было. И спрашивать у сельчан тоже было страшно: вдруг нарвешься на предателя.

От коменданта поступил приказ, всем идти на регистрацию. Елена Назаровна зашла в кабинет, там восседали комендант, переводчик и староста из местных жителей. Комендант показал пальцем на нее и спросил: «Юда?». И Елена Назаровна поняла, что ее жизнь зависит от ответа старосты. Но тот ответил, что она не еврейка, она местная, и мать у нее из кавказских народов. Тогда комендант спросил: «Кто она?». Снова жизнь повисла на волоске, если староста скажет, что она красноармейская медсестра, ее могут расстрелять. Но староста сказал:

— Она акушерка и работает в больнице.

— Пусть идет и работает в больнице. Нужна будет нам…

Вскоре стали наступать русские и немцев выбили из села. Елена Назаровна смогла снова воссоединиться с сильно потрепанным отрядом, ее узнал сержант, и подтвердил, что она из их рядов. Всю войну Елена Назаровна была сестрой милосердия. Сколько героического и профессионального усердия было проявлено при спасении солдат от смерти.

Закончилась война и она смогла вернуться в родную станицу. Работала в сельском родильном доме. Сколько новых жизней приняла она! Порой ее мягкие руки выхватывали у смерти и жизни рожениц. Не раз станичники посылали за ней, даже после смены.

— Елена Назаровна, пойдемте быстрее — сложные роды, мы без вас не обойдемся, — звали коллеги.

И снова на пост, и снова на вахту. Если спросить, а где живет Елена Назаровна, люди без заминки могли сказать, что на ул.Ленина,36. Скромная, небольшого роста, строгая, волевая — она всегда могла прийти на помощь. Проработала моя бабушка в этой должности 50 лет.

После войны помогала золовке вырастить четверых детей. Они окончили учебные заведения и стали хорошими людьми, любящими свою Отчизну. Зоя — судья в г.Кисловодске, Валентина — метеоролог в г.Минске, Володя — зоотехник, жил на Украине, Александр — врач в г.Краснодаре. Но свою семью Елена Назаровна так и не завела. Не смогла оставить племянников. А когда ее спрашивали:

— Елена Назаровна у вас есть дети?

Она отвечала: — А как же! У меня четверо детей, живущих со мной в одном доме, и еще все дети ст.Ильинской — мои дети.

Елена Назаровна моя крестная и бабушка. Каждое лето из Кропоткина она забирала меня в станицу, как говорится, на парное молоко. Приезжала я туда бледненькой девочкой, а в конце лета уезжала с румянцем на щечках. Сколько интересных историй поведала мне бабушка Лена! 5 января 1995 года ее не стало, не дожила до своего 90-летия полгода. Умерла она под большой церковный праздник Рождество Христово.

Люди говорят, такая смерть Богу угодна, почитаема. Похоронена в ст.­Ильинской, рядом со своей матерью — моей прабабушкой Евдокией, осетинкой, и двумя сестрами Матреной и Анной. Могила ее всегда убрана, это станичники помнят труд Елены Назаровны.

Я — ее внучка и крестная дочь — посвящаю ей этот рассказ.

Читайте также

137

Минуло три десятилетия, как начались богослужения и строительство Кавказского Свято-Никольского храма. Вот он в своем величии

В один из июньских воскресных вечеров прихожане Свято-Никольского храма станицы Кавказской собрались в церковном дворе,…

445

Десятилетний житель Кропоткина Руслан Бадалян все успевает делать на «отлично»

Мальчик учится в двух школах — общеобразовательной №6 и музыкальной №2, прекрасно играет в шахматы…

398

Сотрудники Госавтоинспекции рассказали юным казачатам о правилах безопасного вождения велосипеда

Воспитанниками патриотического клуба «Патриот» стали участниками игрового урока «На велосипеде в безопасное лето». Его провела…