Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Свидетельства тех, кто видел, кто знает…

Военные страницы истории оккупации и освобождения от фашистов Кавказского района

Константин Федорович Сломов.

Чем дальше время отделяет нас от военных 40-х годов, тем больше хочется понимать людей, которые шли в атаки, закрывали собой вражеские дзоты, жили под гнетом оккупантов и боролись против них. На смену поколениям наших дедов, которые категорично рассуждали: красный — свой, белый — чужой, поднялась новая поросль. Молодые хотят разобраться в том сложном времени через поступки человека, причем не книжных героев, а реальных людей, которые жили в 1942 году — во время оккупации Кавказского района, и 1943-м, когда Красная Армия освободила кубанскую землю от врага.

— Наш музей 50 лет хранит и собирает по крупицам факты об истории станицы Кавказской и ее жителях. И военные страницы еще не дописаны до конца. Два года назад мы выпустили сборник «Дорогами войны», где постарались собрать воспоминания очевидцев оккупации станицы и их потомков. Главное — не упустить время, услышать свидетельства тех старожилов, кто видел, кто знает, кто помнит, —  считает директор Кавказского краеведческого музея Клавдия Платонова.

Так появилась идея посмотреть на станицу Кавказскую времен оккупации глазами очевидцев и их потомков.

ТРУЖЕНИК И ПАТРИОТ

Л. Шилов, внук К.Ф. Сломова: «Рассказ о жизни Константина Федоровича в нашей семье передается от поколения к поколению. Мне поведала о жизни деда моя мама, одна из его дочерей, Анна Константиновна, я передам детям.

…Своего деда — Константина Федоровича Сломова — помню неутомимым оптимистом. Бывало, сидим с девушкой на лавочке, и если он мимо идет, поприветствует и приговаривает: «Любовь — самое главное». Он умер в 90 лет, пережил ссылку и заключение, построил три дома, один — на вечной мерзлоте в городе Инта (Республика Коми), воспитал пятерых детей.

До революции в хозяйстве деда была молотилка, и когда пришла Советская власть, то сослали деда с семьей на Колыму, посчитав его кулаком. Вернулся он в Кавказскую на голое место: дом занят, имущества нет. Пошел работать скотником в один из четырех колхозов, которые были созданы в станице. На выгоне (по соседству с мастерскими ЗАО «Рассвет») построил хату, развел пчел.

ПОМОЩНИК ДЛЯ ПАРТИЗАН

И тут грянула Великая Отечественная война. Его не призвали в армию по возрасту. Дед помогал партизанам: отряд находился в Монастырском лесу. Связные приходили в домик на полевом стане. Как вспоминала мама, дед Константин Федорович добился у немцев разрешения накормить наших военнопленных, которых разместили на территории воинской части (инженерный батальон). Собрали всем миром продуктов, даже самогоном напоили охранников и немецкий патруль. Во время этой коллективной кормежки, со слов мамы, которая тогда по возрасту была семиклассницей, сбежало 20 военнопленных. Они затаились в бомбоубежище на выгоне, в саду дедушки. Отсюда их связные переправили в партизанский отряд. Бабушка Наташа и днем, и ночью шила военнопленным гражданскую одежду, перешивая из вещей деда. Незадолго до наступления Красной Армии станичники выбрали меж собой Сломова старшим, чтобы спасти от грабежа остатки колхозного скота. Дед сказал об этом жене. Бабушка отговаривала его. Он как отрезал: «Я соглашусь, иначе колхоз последнего добра лишится». Он отдал дойных коров вдовам с детьми под расписку с условием, что когда прогонят фашистов, они вернут скот в хозяйство. Овец спрятали в скирдах за железной дорогой. Быка отбили у немцев. Спасла решимость деда и его знание одной фразы на немецком языке: «У меня есть разрешение коменданта».

Я поражаюсь своему деду. Он взял на себя ответственность перед людьми, зная, что может снова поплатиться своей свободой. Так и случилось. Его обвинили в том, что работал на немцев. Колхозники заступались за него, рассказывали, как он сберег колхозное добро, помогал партизанам, спасал военнопленных. Однако в органах госбезопасности были неумолимы.

Бабушка получала письма от спасенных дедом военнопленных, в которых те интересовались: как поблагодарили Сломова за их спасение, помощь партизанам? Она написала, что осудили… Люди пытались его защитить, говорят, даже к Сталину обращались.

…Константин Федорович отбыл в лагере девять лет. Семья все это время жила с клеймом «врагов народа». Кстати, колхозники, которым дед перед захватом станицы фашистами раздал животных, после оккупации вернули в колхоз скотину сполна, да еще с приплодом.

История любви

Дочь Константина Федоровича Сломова, Елена, приглянулась партийному руководителю одного из хозяйств Гулькевичского района. Василий Трофимович Тимченко имел серьезные намерения, но Елена Константиновна предупредила: «Со мной у тебя счастья не будет. Я — дочь «врага народа».

И рассказала об отце, который был осужден. Василий стал действовать. Дошел, как говорят, до Москвы. И Константина Федоровича Сломова реабилитировали, он вернулся из ссылки благодаря хлопотам Василия.

А у молодых все сложилось: они поженились, воспитали двух сыновей.

Подготовила Ольга Васильченко.

 

Читайте также

27

Трагедия в Ижевске: мужчина с нацисткой символикой на одежде убил детей и учителей в школе

Звуки выстрелов утром 26 сентября раздались в одном из образовательных учреждений Ижевска. Как сообщает telegram-канал…

37

Полицейские и общественники провели акцию по популяризации государственных услуг

В ходе мастер-класса сотрудник полиции разъяснила, как зарегистрироваться на сайте и подать заявку на наиболее…

63

Жители станицы Темижбекской потушили пожар до приезда экстренных служб

Возгорание произошло 9 августа на улице Почтовой. Беда была в том, что рядом с сухой…