15 февраля — день вывода советских войск из Афганистана

Офицеры-спецназовцы и Владимир Кожухарь (второй справа) с пленными моджахедами.

15 февраля — день вывода советских войск из Афганистана

Ветеран войны в Афганистане, офицер в отставке, известный в городе историк-архивист Владимир Кожухарь рассказал о том, что происходило в Афганистане, о героизме бойцов своей роты и своем самом сильном обереге

С той войны Владимир Кожухарь привез не только воспоминания, но и орден Красной Звезды, а в 1993 году его наградили медалью за боевые действия. Но о своей службе рассказывать не любит, как и многие «афганцы», — трудно…

«ДО» И «ПОСЛЕ»

Как считает герой нашей публикации, жизнь до Афганистана была простой и понятной. Он родился в Кропоткине, в простой и работящей семье, получил образование в Челябинском высшем военном автомобильном командном училище. После его окончания по распределению отправился служить в Дальневосточный военный округ.

А 8 марта 1987 года наш 76-й отдельный автобатальон в полном составе был отправлен из Амурской области в так называемую «спецкомандировку» для оказания помощи 40-й армии, исполняющей интернациональный долг, — вспоминает Владимир Адольфович.

Перед участием в боевых действиях рота под предводительством нашего земляка прошла месячный курс боевой подготовки на реке Кушка в Туркменистане. Сам Владимир Кожухарь сравнивает тот период с событиями фильма «9 рота»:

— Нас также гоняли, до «седьмого пота», как говорится. Учили, как правильно отражать атаки противника, покидать машину во время обстрела, что делать, если она загорелась…

В ночь с 21 на 22 апреля автобатальон прибыл в Республику Афганистан.

Помню, как находясь в кишлаке Тарагунди, меня поразила окружающая обстановка. Мы как будто в 14-й век попали: кругом низенькие, глинобитные дома, из средств передвижения — ослики и верблюды, мужчины в традиционных, широких исламских одеждах, женщины в хиджабах, на запыленных улочках играли только мальчишки, — рассказывает командир.

Герат, Рабати-Мирза, Шинданд, Фарахруд, Чара, Кучки-Нахуд, — неполный список городов и поселков, в которых по пути в Кандагар проходил батальон. Весь маршрут составил 510 км.

ПОТЕРЯ ПОД КАНДАГАРОМ

— Именно в Кандагаре я потерял одного из своих бойцов, Володю Филипенко. Он был убит метким выстрелом в голову про обстреле КамАЗа. Одна пуля — и все, солдата не стало. Помню, как сержант Вамешу (это фамилия моего бойца-молдаванина) пытался его спасти, рискуя собственной жизнью, отвез его в госпиталь, но уже было поздно, — с тяжелым вздохом поведал ветеран-«афганец».

НА ВОЛОСКЕ ОТ СМЕРТИ

Владимиру Адольфовичу непросто вспоминать боевые сражения, в которых, как он, также, как и его бойцы, был на волосок от смерти.

Масштабный бой был ранней осенью, в сентябре, сгорело шесть машин. Было страшно, но я не мог, не имел права показать слабину перед моей ротой, — продолжает повествование Владимир Кожухарь.

Однако, молодой командир собрал волю в кулак и дал достойный отпор моджахедам: организовал вывод машин из-под обстрела, прикрыл отход из пулемета.

Именно за ту «драку» ветерана-«афганца» наградили орденом Красной Звезды.

Практически в каждом бою меня, как командира роты, пытались убить, «духи» даже назначили за мою голову определеную награду. Конечно, это оставило колоссальный психологический отпечаток. Отголоски войны отзываются и по сей день, — признается Владимир Адольфович, и добавляет:

— Знаете, про себя говорить, ой, как тяжело. Я не подвел никого, свой долг выполнил, — да и все. А вот про моих ребят-бойцов могу рассказывать долго. Они младше меня были, 18-20-летними мальчишками отправились на войну, а какими героями себя показали! К примеру, «Нургоша», узбек, поразил меня, когда ему в КамАЗ «прилетела» граната. 16 тонн керосина полыхнуло! Его кабину тут же сорвало, он вел машину буквально вниз головой по разбитому мосту, с огромными ямами. Не представляю, чего ему стоило удержать управление и сбросить горящий транспорт в реку…

До сих пор живо в моей памяти и воспоминание о Гене Страдателеве, зенитчике. Во время очередного боя наша гильза попала под поворотный круг и «зенитку» нельзя было развернуть, чтобы дать «ответ» моджахедам. А Гена не растерялся: крепкого телосложения, косая сажень в плечах, голыми руками направил оружие за горячий ствол на «духов» и продолжил обстрел. Сражение закончилось, а его образ с обожженными до кости от раскалившегося ствола «зенитки» руками мне не забыть никогда…

САМЫЙ СИЛЬНЫЙ ОБЕРЕГ

Было на войне место и светлому, доброму, тому, что помогать жить и наполняло те черные дни смыслом:

Когда я отправился в Афганистан, мне было 26 лет. К этому времени уже успел обзавестись семьей, была одна дочка, двухлетняя Саша. На войну я взял с собой ее фотографию, прикрепил изображение к передней панели своего КамАЗа и твердо верил, — это мой самый сильный оберег. Я знал, верил, что пока со мной фотография доченьки, — буду жив. Именно любовь к семье спасала меня в тот период.

«ЧЕРНЫЙ ТЮЛЬПАН»

Без ранений не обошлось:

— Я все-таки угодил в госпиталь. И как раз в это время туда приехал знаменитый певец Александр Розенбаум. Помню, только сделали операцию, я еще не отошел от наркоза, открываю глаза: кто-то надо мной склонился.

— Ты кто? — еле шевелю губами.

— Александр Розенбаум, певец. Что тебе спеть? — отвечает незнакомец.

— Я кубанских кровей, спой казачью песню, — говорю.

Он начал петь, а я вновь провалился в забытье…

Кстати, именно в тот свой приезд в наш госпиталь, Александр Яковлевич впервые исполнил свою песню «Черный тюльпан». Именно его песни и, пожалуй, еще произведения «Любэ» давали нам, солдатам, силы жить дальше, — рассказывает ветеран.

«ЛАКМУСОВАЯ БУМАЖКА»

Владимир Кожухарь уверен, что служба в боевых условиях проявляет качества людей, показывает, кто есть кто:

— Война — это школа жизни и испытание на прочность. Если офицер струсил, то, даже несмотря на его высокое звание, уважать его не будут.

Один лейтенант ни разу не принял участие в реальном бою со своими солдатами за все время войны. Кстати, позже, уже будучи «на гражданке», я узнал, что он добровольно ушел из жизни. Наверное, не выдержал, не осилил непомерный груз вины и стыда. Но больше я замечал случаев героизма, когда совсем еще мальчишки оставались прикрывать отход товарищей, рисковали жизнью, — потому что не могли поступить иначе. Рад, что преданность своим идеалам мои парни сохранили на всю жизнь.

«А ПОМНИШЬ, КОМАНДИР?»

Прошло много лет. Сейчас Владимир Кожухарь работает в городском парке отдыха и культуры, является известным в Кропоткине историком-архивистом, работает с молодежью. Однако ни на минуту он не забывает о горниле Афганистана, и своих солдатах:

— До сих пор переписываемся, созваниваемся. Многие меня навещают. Скоро соберемся с пацанами и поедем к Боре «Чабану» в Карачаево-Черкессию. Часто, когда вспоминаем те события, они меня спрашивают: «А помнишь, командир?» и я неизменно отвечаю: «Я помню, все помню».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  

Hi!