Вы здесь: Общество

Общество

Около 200 млн банок зеленого горошка выработали заводы Кубани

В Краснодарском крае завершился сезон переработки зеленого горошка, заводы выпустили порядка 200 млн условных банок консервов, что на 5 млн больше, чем в 2016 году.

083429bb2914d57746283a74890d7b81

Всего на предприятия поступило около 47 тыс. тонн этой бобовой культуры, сообщает региональное министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.

По данным пресс-службы администрации Краснодарского края, лидером производства стал «Кубанский консервный комбинат» с 39 млн банками горошка. Кроме того, ООО «Техада» и ООО «Юнона Инвест ЛТД» увеличили объемы вырабатываемой продукции на 70% и 45% соответственно.

С начала года количество преступлений на Кубани сократилось более чем на 13%

В Краснодарском крае с начала 2017 года зарегистрировали более 27,8 тыс. преступлений, это на 13,3% меньше прошлогоднего показателя за аналогичный период.

254980

Как сообщает интернет-портал «Кубань 24», с января этого года в регионе было совершено 1,2 тыс. преступлений особой тяжести, еще 3,6 тыс. —  связаны с незаконным оборотом наркотиков. Преступлений экономической направленности зарегистрировано 2,4 тыс. кроме того, правоохранителями было зафиксировано 12 преступлений экстремистской направленности, 118 убийств и покушений на убийство.

Напомним, по итогам 2016 года на территории Краснодарского края было зафиксировано 71,5 тыс. преступлений.

Фестиваль традиционной кубанской кухни собрал порядка 10 тыс. участников и зрителей

В Краснодарском крае 1 июля прошел фестиваль вареников «Навары, мылая». Мероприятие состоялось в этнокультурном комплексе «Атамань», его участниками стали около 10 тыс. человек.

9c71e63c696480dc4edf94be83190d6e_1

Делегации муниципальных образований региона в разных жанрах народного творчества подготовили для гостей мероприятия презентации вареников и концертную программу.

В рамках фестиваля, как сообщили в министерстве культуры Краснодарского края, прошли экскурсии, игры и конкурсы, презентации традиционных рецептов, показательные мастер-классы по лепке и приготовлению вареников, а также их дегустация.

Кроме того, посетители «Атамани» стали зрителями джигитовки, рассказали в ведомстве.

Районный блокнот: 2017г., июнь, №4 (Фейерверк в честь молодых; В «Горнице» пели о России; Ой, мой миленький вареничков…; Собирайся на премьеру!)

 DSC_0270drevolubvi

 Фейерверк в честь молодых

Последние июньские выходные по праву стали молодежными. 25 июня в кавказском Доме культуры отмечали День молодежи (фото). По сложившейся традиции глава сельского поселения Ольга Мясищева поощрила грамотами лучших специалистов из трудовых и творческих коллективов станицы. Директор Дома культуры Галина Кухно назвала самых активных, увлеченных и неравнодушных к культурной жизни молодых людей. На следующий день глава поселения поздравила выпускников двух кавказских школ. Каждому она вручила на память именную авторучку и блокнот. «В этом году аттестаты зрелости получили более 50 человек. Приятно осознавать, что многие отлично трудились все 11 лет обучения. В школе №14 каждый шестой выпускник — медалист», — отметила Ольга Мясищева.

На прощальный вальс, в котором кружились выпускники, пришли посмотреть многие станичники. Когда же опустились сумерки, в честь молодых граждан станицы Кавказской ударил салют.

Ольга Алексеева.

 

В «Горнице» пели о России

Пенсионеры любительского объединения посвятили очередную встречу Дню России и Дню памяти и скорби. На торжество были приглашены председатель совета общественной организации ветеранов Вооруженных Сил РФ в Кавказском районе, кандидат политических наук, профессор, полковник в отставке А.В.Маринченко, председатель общероссийской общественной организации Союза пенсионеров Н.В.Гагаркина, участница Великой Отечественной войны Л.И.Резниченко и руководитель компании «Чистый город» Е.А.Прошина.

Они рассказали много интересного из истории страны, о событиях Великой Отечественной войны, а затем вместе с хором «Кубанские зори» вспоминали и пели песни военного времени, о России и Родине. Специально к этой встрече хор подготовил великолепную тематическую программу.

Руководитель любительского объединения «Кубанская горница» Любовь Чекрыгина от имени всего коллектива поздравила именинников и юбиляров, вручила им благодарственные письма, подарки и цветы. Особо были отмечены активисты, которые на протяжении всего существования «Горницы», плечом к плечу преодолевали все трудности. Это — Н.Н.Чекрыгин, В.Ю.Криворучко, М.К.Самохина, Н.М.Престинская и А.И.Зайцева.

Пенсионеры «Кубанской горницы» выражают благодарность всем, кто помог организовать эту встречу — В.И.Елизаровой, А.В.Ганиной, А.Н.Жебе и О.Н.Поповой, а так же всему коллективу МБУК «ДК».

И.Севастьянова.

 Ой, мой миленький вареничков хочет!

Первый июльский день в этнографическом центре Краснодарского края обещает быть веселым и… вкусным. Еще бы! Атамань приглашает на фестиваль вареников — одного из популярных угощений на Кубани. Отовсюду съедутся на подворья творческие коллективы, чтобы вареничков наварить, гостей угостить, да попеть и поплясать от души.

Кавказский район представляет народный коллектив «Россияночка» из поселка им.М.Горького. «Мы готовим презентацию. Сочинили песню, которую будем петь под перепляс. Налепили вареников с клубникой, картошкой и сюрпризами — монетками, колечками, — рассказала за несколько дней до отъезда в Атамань участница ансамбля «Россияночка» Маргарита Бурсова.

Собирайся на премьеру!

В кавказском кинотеатре «Космос» пройдет первый показ новой серии мультфильма «Гадкий я». Юных зрителей и их родителей встретит ростовая кукла одного из персонажей. Сюрпризы, викторины и лотерея традиционно сопровождают премьерные показы кинокартин. «Сейчас мы хотим порадовать детей, которые проводят каникулы на детских площадках. Лето в разгаре, а мультфильмы любят все: и дети, и взрослые», — говорит директор кинотеатра «Космос» Татьяна Бубенкова.

29 июня и 1 июля здесь будет многолюдно и весело.

Ольга Васильченко (3-4).

 

Жить, танцуя

IMG-20170606-WA0004

Танцоры из Кропоткина завоевали «серебро» на втором этапе Гран-при Краснодарского края

Мастерство класса «Д»

Соревнования по спортивным бальным и латиноамериканским танцам — это, в первую очередь, грация и красота. Точеные фигурки, золотые каблучки девочек и идеальная, почти военная осанка парней; удивительные костюмы, акцентированные движения, блеск тканей и стразов. А за ними — годы упорных тренировок, тяжкого труда, ежедневной работы над собой и множество репетиций.

Ученики лицея №3 г.Кропоткина Анисия Неровнова и Семен Поцелуйкин, серебряные призеры Гран-при Краснодарского края, оставившие позади себя около 80 пар со всего региона — опытные спортсмены. Уже четыре года выступают в паре, в своем мастерстве достигли класса «d», до которого — «переросли» «h», «e». В спортивных бальных танцах существует система классов, которые отражают уровень подготовки спортсменов — аналогично разрядам в других видах спорта, либо поясам, данных в единоборствах. В танцах класса «D» это высокий уровень физического развития, психологическая и музыкально-эстетическая подготовленность спортсменов плюс качество исполнения фигур танца.

Анисия

Анисия занимается танцами с шести лет, спортивными — с девяти, и сначала выступала сольно, а затем с Семеном они составили замечательный творческий дуэт. Ребята ездят по всей России, принимают участие в соревнованиях разного уровня. В июле планируют выступать на международном турнире «Жемчужина России» в Сочи. Занимаются спортсмены у местного тренера Анны Есоян, в филиале Краснодарского спортивно-танцевального клуба «ЮЛА» («Успех»), в Кропоткине, микрорайоне №1.

— Дочь очень много времени отдает тренировкам, у нее уникальная сила воли, — рассказывает мама спортсменки, Лейла. — С раннего детства шла к своей цели, помимо этого в школе учится хорошо. Четыре раза в неделю — танцы, остальные дни — спортзал, тренажеры. Тренировки — это довольно сложное для ребенка дело, ведь надо раз за разом повторять движения, «держать» улыбку, спину, контролировать порой тело, преодолевая боль. Даже дома, перед сном обязательная растяжка. Анисия очень упорная, выносливая, просто фанатка спорта, мотивирует и нас, родителей, я бегаю 10 км, сохраняю форму.

Регламент красоты

И мама, и папа поддерживают Анисию, на все соревнования сопровождают дочь, помогают в поездках. Интересуюсь, откуда берутся такие красивые платья.

— Как правило, шьем на заказ, иногда покупаем, для Гран-при Анисии подготовили платье с ручной вышивкой и стразами — очень красивое. При выборе костюма, как, кстати, и музыки для выступления, необходимо соблюдать регламент. Как бы нам хотелось, чтобы и в нашем городе был настоящий танцевальный клуб, городской, чтобы Кропоткин гремел на соревнованиях! Есть множество кружков, секций, а клуба ассоциации бальных танцев нет, — сетует Лейла.

Анисия Неровнова и Семен Поцелуйкин — удивительно красивая танцевальная пара. Стройные, улыбчивые, держащиеся с достоинством, но без высокомерия, молодые люди. Уникально «станцевавшиеся» партнеры, замечательные спортсмены, обаятельные ребята. Наверняка — будущие чемпионы России, Европы, а возможно, они прославят Кропоткин и Кавказский район на весь мир!

Мария Трифонова.

 

В скорбный день начала войны

DSC_1932probeg1DSC_1933probeg2

Автопробег по памятным местам Кропоткина и окрестностей совершили участники Великой Отечественной войны, труженики тыла, дети войны, ветераны труда и представители Совета ветеранов.

Шестеро фронтовиков, стойко выдерживающих панихиды у каждого места, которое посетили участники автопробега, подавали пример более молодым — вот что значит поколение победителей! К Поклонному кресту на Казанской горе — месту расстрела мирных жителей фашистскими палачами — возложили пахучие розы, чей аромат смешался со сладким запахом ладана, сопровождавшим традиционное «Со святыми упокой»…

Немного всплакнули женщины у памятника красноармейцам во дворе частного дома на ул.Комсомольской, помолчали на «холерном кладбище» у еще одного памятника погибшим, поделились эмоциями. К Вечному огню в Парке им.30-летия Победы цветы возлагали все вместе, слаженной группой. Во время объявленной председателем Совета ветеранов минуты молчания многие, видимо, вспоминали погибших близких, друзей, однополчан, закрыв глаза в скорбные мгновения…

Закончили акцию ветераны в городском парке культуры и отдыха у памятника Неизвестному солдату.

— Такой автопробег проходит у нас впервые. В скорбный день начала войны Совет ветеранов, фронтовики, труженики тыла, дети войны решили посетить эти исторические места, чтобы напомнить потомкам, всем ныне живущим, о подвиге тех, кто пожертвовал собой, кто боролся за мир. Память о героях Великой Отечественной должна быть вечной, — сказал в заключение председатель Совета ветеранов Кавказского района Анатолий Жеба.

Мария Трифонова.

…Нужно обязательно верить в то, что наркомания излечима!

Особое внимание

you_are_to_belivei

Все люди страдают от зависимостей. Кто-то испытывает болезненное обожание к объекту своих симпатий, кого-то мучает ненасытная алчность, и человек все время копит на «черный день», а кто-то болен одной из самых страшных, губительных, неизменно приводящих своих жертв к смерти — наркотической зависимостью.

В нашем обществе активно пропагандируется здоровый образ жизни и отказ от вредных привычек. Пожалуй, все знают, к чему может привести опасное увлечение наркотиками. Эта тема достаточно избита: о ней бесчисленно упоминается в прессе, на телевидении и радио, а то и в разговоре, например, в общественном транспорте, нет-нет, да и обмолвятся о непутевых знакомых, подсевших на «дурь».

Все это говорит о том, что наркомания по-прежнему остается одной из самых острых проблем нашего времени. Многие молодые люди продолжают попадаться на крючок наркозависимости. Почему это происходит? И возможно ли предотвратить ее появление? Куда обращаться за помощью? На эти и некоторые другие, так волнующие нас вопросы отвечает врач-нарколог ЦГБ Сергей Ендовицкий.

— Сергей Михайлович, на какой основе строится лечение наркозависимости?

— Разумеется, это отношение самого пациента к лечению, его вера в то, что наркомания излечима. Это сложный и длительный процесс, который требует терпения. К моему огромному сожалению, многие мои пациенты и их родственники уверены, что наркомания не поддается лечению. Но это не так!

— Действительно ли человека невозможно вылечить без его желания?

— Если человека заставляют лечиться насильно, то он может сорваться и начать употреблять наркотики снова. Обязательно нужно верить, надеяться на то, что лечение пройдет успешно, нужно искренне хотеть выздоровления, иначе какую пользу оно принесет?

— Чем можно мотивировать наркомана в процессе лечения?

— Это индивидуальный для каждого процесс, так как нужно изучить социальное окружение человека, провести диагностику индивидуальных, физиологических и психологических особенностей пациента, изучить его коммуникативные способности.

— Как человек становится наркоманом? Что это сподвигает на это?

— Чаще всего, человек начинает пробовать «дурь», чтобы удовлетворить свое неуемное любопытство. «Это ведь так интересно, да и с одного раза ничего не будет, уж я-то сумею вовремя остановиться», — примерно так думают молодые люди, когда начинают употреблять наркотики. Подростки это делают, чтобы подражать своим одноклассникам или старшим знакомым, которые для них являются непререкаемым авторитетом. Начать употреблять наркотики могут люди с психическими отклонениями. Они находятся в подавленном состоянии, депрессии, и не видят другого выхода, кроме как принимать наркотики в качестве специфических «антидепрессантов». Ведь все дело в том, что вещества, которые содержатся в наркотиках воздействуют на гипотонус — центр радости, и поначалу человеку действительно становится очень хорошо, его расслабляет. Потом это легкое состояние эйфории быстро улетучивается, и последующие приемы наркотика уже не приносят приятных ощущений.

— Какие именно наркотики популярны у зависимой молодежи?

— В основном, это марихуана, спайсы, все виды синтетических наркотиков.

— Бытует мнение, что наркотики синтетического происхождения гораздо быстрее вызывают зависимость. Так ли это?

— Безусловно. Эти наркотики не выявляются доступными средствами. Их физико-химические особенности таковы, что наркоман может обойтись без шприца. Синтетические наркотики курят, нюхают, свободно растворяют в любых напитках. Они не имеют цвета, вкуса и запаха. У этой группы наркотиков есть существенная особенность: героиновые наркоманы с многолетним стажем легко и безболезненно переходят на прием синтетики, причем тяга к героину заменяется непреодолимым влечением к новому веществу. Главная опасность синтетических наркотиков состоит в том, что они, в отличие от растительных (опиатов, кокаина, марихуаны) не разрушаются в организме и очень медленно выводятся. Лечить «солевых» наркоманов чрезвычайно сложно. При внешних формальных признаках психического здоровья, молодой человек, всего несколько месяцев употребляющий «соли», вдруг обнаруживает полную невозможность адекватно оценивать себя и окружающую его действительность. Фактически, он становится беспомощным инвалидом, который способен существовать только за счет общества.

— Куда могут обратиться за помощью близкие и родственники наркомана?

— В основном, люди обращаются в наркологическое отделение при  городской больнице, а также в наркологический диспансер Краснодара, который располагается на улице Тюляева,16.

— Сколько стоит это лечение?

— Лечение от наркозависимости абсолютно бесплатное.

— Сколько длится курс лечения?

— Как правило, около полугода, не больше.

— Через какой промежуток времени его нужно повторять?

— Повторное лечение требуется только в случае рецидива. Однако большинство побывавших на лечении пациентов уверены: в их жизни наркотиков больше не будет никогда.

— Вы можете рассказать какие-нибудь запоминающиеся случаи из вашей практики?

— Меня потрясла смерть молодого 29-летнего мужчины, которого привезли в больницу в состоянии острой наркотической интоксикации. Да, я слышал выражение, что у каждого врача есть свое кладбище, но к смерти своих пациентов привыкнуть невозможно… Недавно полиция «скрутила» молодого человека, который (будучи в состоянии наркотического воздействия) полностью обнаженный бегал по улице Целых и пытался проникнуть в жилые дома. Когда его доставили больницу, он умудрился-таки сбежать: пролез через форточку! Чего только люди не вытворяют в таком состоянии…

— Итак, давайте подведем итог. Что необходимо для успешного излечения от наркомании?

— Оно должно включать три основных составляющих: медицинскую помощь (детоксикация с помощью капельниц, медикаментов), психологическую (мотивация, преодоление внутренних психологических барьеров, установок) и социальную (поддержка родственников и близких). Наиболее успешным лечение окажется тогда, когда все эти три составляющие будут соблюдены. И, конечно, самое главное, — нужно обязательно верить в то, что наркомания излечима!

Д.Пивень,

студентка 2-го курса факультета журналистики КубГУ.

х

На диспансерном учете в наркологическом кабинете Кропоткинской горбольницы состоят 93 человека.

С начала года зафиксирована смерть шести человек от наркотической интоксикации.

Кодекс чести рода Гарибянов

Россия многоликая

10_001gar-110_001-4gar

Следователь по особо важным делам, генерал-майор юстиции, расследовавший убийство Анны Политковской из станицы Казанской

Это человек-легенда. Им восторгались и его критиковали. Иногда нещадно и часто — необоснованно. К нему взывали о помощи одни и патологически боялись другие. За него молились и его проклинали. Он тот, от которого во многом зависело, где ставить запятую в классическом «Казнить нельзя помиловать». Его имя долгое время не сходило со страниц российских и западных изданий. За ним то и дело следили объективы видеокамер, ловили и интерпретировали каждое слово, произнесенное на публику. Таких принято относить к сильным мира сего.

Именно с ним, с лицом государственной важности мне предстоял долгий разговор обо всем — жизни, судьбе, работе, семье. Признаюсь, порядком волновалась: где я — глубокая провинциалка, а где он — мой высокопоставленный герой. Разные уровни, разные миры…

Но стоило ему сказать всего лишь несколько слов, как все мои тревоги и волнения улетучились без следа: передо мною был отнюдь не чопорный небожитель, а доброжелательный, ироничный, эрудированный и весьма простой в общении человек, обладающий каким-то особенным магнетизмом, способный за несколько минут увлечь собеседника в свой полный событиями мир. И те несколько часов, что длилась наша беседа, я прожила жизнью своего героя — вместе с ним мысленно прошла его тернистый путь, переживала его эмоции, смотрела на этот мир его глазами.

Звезды на погоны, специальные звания, Генеральная прокуратура, Следственный комитет России, самые громкие и запутанные дела — все это в жизни генерал-майора юстиции, следователя по особо важным делам Петроса Вараздатовича Гарибяна будет потом.

По два имени на каждого и одна

большая любовь на всех

Грузия, поселок Гандза. Апрель 1947 года. А в тот далекий год, когда огромная страна восстанавливалась после колоссальной военной разрухи, в семье Астхик Гукасовны и Вараздата Петросовича Гарибянов родился сын. Имя мальчику дали в честь деда — Петрос, а меж собой, в семье, часто называли на русский манер — Петя, Петр Владимирович, маму Астхик — Асей, сестренку Петроса Марго — Марусей, а главу семьи Вараздата Петросовича — Владимиром Петровичем. По два имени на каждого и одна большая любовь на всех.

Семья с двумя детьми — старшенькой Марго Гарибян на момент рождения брата Пети было два с половиной годика — жила бедно, как и сотни миллионов советских семей послевоенного времени. Глава семьи Владимир принимает решение переехать на Кубань, которую он не жалея жизни защищал от фашистских оккупантов во время Великой Отечественной.

Семья Гарибянов останавливается в станице Казанская и начинает новый этап жизни, не имея кроме скарба с одеждой и нехитрой утварью ничего: ни кола, ни двора. Все их богатство — дети и безграничная любовь. Кров и пищу давали сердобольные соседи, которых по сей день в семье Гарибян вспоминают добрым словом. Какое-то время Ася, Владимир и дети жили, как кочевники, переезжая с места на место, от одного соседа к другому.

Ждали праздника — пришла беда

А под Новый год, вместо ожидаемого праздника, к Гарибянам пришла беда: их обворовали и едва не убили. Выбили хлипкую дверь, ворвались в комнату, где они спали прямо на полу, набросили на Владимира одеяла и подушки, перекрыв ему кислород, и под дулом пистолета забрали у семьи последнее. Наутро — ни одеть, ни обуть нечего. И без того бедная семья лишилась даже носильных вещей.

Нападавших потом поймали. Но вещей Гарибянов у них не нашли. И тем обиднее и горше было Гарибянам, когда узнали: их ограбил и чуть не лишил жизни муж хозяйки, у которой снимали тогда угол. Разыскиваемый за дезертирство, он с подельниками промышлял воровством и разбоем тут же, в окрестностях станицы, Узнав от дочери, что у них остановились квартиранты, решил их ограбить. Из злополучной квартиры Гарибяны тогда переехали к бабе Нюре, милостиво предложившей свой кров.

Ася и Владимир работали в колхозе от рассвета до заката. Молодая женщина — сначала на уборке свеклы, потом — дояркой-телятницей, фронтовик, глава семьи — то трактористом, то прицепщиком, то на ферме рабочим. Но тяжкий труд не приносит достатка, семья бедствовала.

Спотыкался, падал, сдирал в кровь

колени и снова шел…

Послевоенное детство Пети Гарибяна мало чем отличалось от детства миллионов его советских сверстников: улица, футбол с соседской ребятней на пустыре с импровизированными воротами, школа-«семилетка». Дома из старших — только сестра Марго, да две сестрички помладше — Лидия и Леночка, которые родились уже здесь, в Казанской. В немудреный досуг босоного детства входили и драки, зачинщиком которых часто был Петя. «Днем мама в колхозе допоздна работает, а вечером сапоги милиционерам, которые приходят по мою душу, начищает, приговаривая: «Только не троньте, пожалуйста, моего сыночка…», — вспоминает Петр Владимирович.

Поиски своего пути у Гарибяна-младшего напоминали причудливые кульбиты. Судьба словно подтрунивала над ним, ведя паренька по извилистому лабиринту и щедро одаривая тумаками и затрещинами, преподнося один за другим уроки жизни. Он ошибался, спотыкался, падал, сдирал в кровь колени, поднимался и снова шел.

Окончив «семилетку», юноша перешел доучиваться в «одиннадцатилетку» и… был отчислен за «хорошее», как говорит сам Петрос Вараздатович, поведение. Потом было СПТУ под Армавиром, но электромонтером наш герой так и не стал — отучившись год, сбежал домой. «Учился я хорошо. Но поскольку был драчуном и задирой, обычной дворовой шпаной, имел много проблем! — смеется Петрос Гарибян. — Хотя мне казалось, что дрался за правое дело, за справедливость!».

Вернувшись домой, в станицу, будущий следователь по особо важным делам работал: собирал макулатуру и металлолом, косил сено, пас коров, свиней, словом, делал всю работу, что мог делать сельский мальчишка.

Следующей «альма-матер» юного Петра стал Батумский мореходный техникум, куда паренек успешно сдал вступительные экзамены — русский язык и математику. И снова — дежавю! Осторожно переспрашиваю: неужели опять сбежал? «Да-да, снова сбежал! — ироничным тоном подтверждает генерал-майор юстиции. — Там все по команде: шагом-строем, на камбуз… Муштра и однообразие. Надоело, хотя море любил…».

Море ли влекло романтичного Петра, или Петр море, но так или иначе они встретились вновь. Только на сей раз не с южным Черным — северным Балтийским. Петра призвали в армию. Молодой Гарибян отслужил три года — сначала окончил с красным дипломом «учебку», потом дослужился и до командира отделения на корабле Балтийского флота.

Кстати, в перерыве между Батумской мореходкой и армией неугомонный Петя успел сбежать из отчего дома и год проучиться в горном техникуме в Донецкой области! Слушая повествование Гарибяна-младшего, отмечаю, насколько же прозорливы родные Петра, окрестившие его живчиком!

Наступил на горло партийному руководству

После армии кульбиты судьбы не закончились, но вектор жизни стал выстраиваться стройнее. На горизонте появились нечеткие пока очертания желанного будущего, до которого Петру еще предстояло сделать несколько шагов: поработать каменщиком-штукатуром на заводе СМУ-9, что начал строиться между Казанской и Кропоткином, побыть инструктором по спорту, под началом которого — 500 «химиков», отбывающих заключительную часть наказания на стройках народного хозяйства, за год окончить экстерном два старших класса вечерней школы и получить аттестат о среднем образовании, стать кандидатом в члены коммунистической партии Советского Союза (КПСС) и… потерять этот статус.

«Наступил, видимо, я тогда им на горло, — делает вывод Петр Гарибян, — требовал у профсоюза, у партии, чтобы на развитие спорта нам с моими подопечными деньги выделили. Объяснял, где только мог, что надо то-то и то-то, а без денег даже в те времена невозможно ничего было сделать. Ну и дотребовался: вызвали меня на ковер и начали разбирать — почему я требую, да еще и жалуюсь. Посмотрел, послушал их и сам выложил на стол этим «товарищам» удостоверение кандидата в члены партии». Так мой герой навсегда распрощался с Коммунистической партией Советского Союза.

Ночами разгружал вагоны, а утром шел на учебу

И вот наконец-то вуз. Но и здесь не обошлось без злоключений. Дважды Петросу Гарибяну пришлось поступать на юридический факультет Кубанского государственного университета и оба раза… удачно! Спросите, в чем подвох? Вот как сам генерал-майор юстиции отвечает на этот вопрос: «В 1971 году сдав успешно вступительные экзамены, я поступил на юрфак КубГУ. Нас, студентов, «подтянули» на стройку корпуса университетской столовой. Вдруг вызывает меня декан факультета и говорит: «Ты отчислен!». Я начал выяснять — как так? Вступительные сдал на «хорошо», да и по законодательству СССР, лица, отслужившие в армии, имели преференции при поступлении в вузы. А мне в ответ: ничего, пойдешь на рабочий факультет (рабфак — прим. авт.)! Подготовительные курсы такие были при университетах и институтах в советское время для рабочей и сельской молодежи… Подался я на рабфак, прошел собеседование, отучился, сдал экзамены и в 1972 году снова стал студентом юрфака Кубанского госуниверситета».

Учился Петр достойно, но часто пропускал лекции — ездил на соревнования, играл в футбол — за колхоз, за университет. Играл за деньги, на то и жил. Брался за любую подработку: ночью разгружал вагоны, а утром шел на учебу.

Здесь же, в университете, встретил любовь всей своей жизни — Каринэ, которая тоже училась на юридическом, только курсом младше. Свадьбу сыграли в Казанской, у родителей Гарибяна, такую, о которой до сих пор с задором вспоминают родные Петра и старожилы станицы.

Не хочу работать в милиции!

— Почему был выбран именно юридический факультет? — не могу удержаться от вопроса.

— Чтобы законы знать! Меня ведь милиция частенько била, хотел ее приструнить! — признается следователь по особо важным делам, генерал-майор юстиции.

— Удалось приструнить?

— Еще как! — смеется Петрос Гарибян и вспоминает, как на комиссии по распределению после окончания университета (в СССР государство решало, куда отправить работать выпускника вуза) дерзко отказался от работы в милиции. — Членам комиссии прямо так и сказал: вы хотите, чтобы у вас, в милиции, работал следователь, который не хочет у вас работать? Сказал это и вышел из кабинета! За мной следом вышел  лен комиссии: как так, Гарибян, почему Вы отказываетесь от работы в милиции?! Я объяснил, сказал, что культура и методы работы прокуратуры мне импонируют больше, чем милицейские. Этот человек оказался начальником отдела кадров краевой прокуратуры! Вот так я стал стажером прокуратуры Выселковского района Краснодарского края.

Апшеронский «прокол»

Целый год начинающий следователь Гарибян работал в прокуратуре стажером с наставником — опытным следователем. Самостоятельно расследовал несложные дела, а что потруднее — под руководством старших коллег. Наставнику государство доплачивало за нагрузку 10 рублей, что по меркам 70-х годов весьма неплохая добавка к зарплате. «К великому сожалению, сейчас такого института наставничества, который был раньше, уже нет, что, конечно же, сказывается на качестве следствия», — констатирует мой собеседник.

Прошло совсем немного времени — стажера Гарибяна представили к первому званию лейтенанта юстиции, и он стал самостоятельным следователем прокуратуры.

Мой герой берет паузу, тягостно вздыхая, и вспоминает о своем «Апшеронском «проколе»: «В Апшеронской районной прокуратуре, где я отработал следователем шесть лет, у меня были раскрыты все дела, за исключением одного — изнасилования шестилетней девочки. Молодой я был… Не все, видимо, учел… Но потом я все же раскрыл это дело. Вычислил преступника, а во время сбора доказательной базы и лечащий врач девочки, и ее родители были против участия ребенка в следственных действиях — не хотели лишний раз травмировать и причинять ей страдания. Так что формально это дело осталось нераскрытым. Но я все равно посадил этого подонка, посадил уже за преступления, совершенные им в отношении других людей…».

Именно в Апшеронске за Гарибяном закрепилась слава следователя, который способен раскрывать уголовные дела, не выходя из кабинета, посредством дедуктивных умозаключений.

Краевая прокуратура и должность прокурора-криминалиста у Гарибяна были уже потом, по прошествии шести лет работы  «на земле», в «районках» — въедливой, опасной, но такой нужной для общества. Курируя 18 районов края, обучая работе специалистов на местах, прокурор-криминалист Гарибян все также видел кровь, насилие и самые низменные стороны человеческой природы, чувствовал чужое горе, сопереживал и сострадал, хотя и принято считать следователей и прокуроров какими-то особенными, безэмоциональными сущностями без души и сердца.

Громкие дела Гарибяна

Однако самые сложные дела о резонансных преступлениях Гарибян расследовал уже в Москве, когда он работал сначала следователем по особо важным делам прокуратуры Московской области, потом — в Генеральной прокуратуре страны, а затем — старшим следователям по особо важным делам при председателе Следственного комитета РФ. От одних только названий учреждений и должностей дух захватывает!

Но как, должно быть, захватывало дух у «важняка» Петроса Гарибяна, когда к нему на стол попадало очередное дело о громком убийстве, в котором мировая общественность тут же успевала рассмотреть политическую подоплеку и заподозрить власти России в причастности к расправе над оппонентами.

В 2006 году Гарибяну поручают расследование сразу двух резонансных дел — только что совершенного убийства журналиста «Новой газеты» Анны Политковской и убийства редактора русской версии журнала «Forbes» Пола Хлебникова, преступления двухлетней давности.

Оба дела — на контроле лиц из высшего эшелона власти страны. Каждый шаг и каждое слово руководителя следственной группы Петроса Гарибяна — под пристальным вниманием общества и СМИ, российских и зарубежных. Любой комментарий на публику может быть истолкован превратно, а процессуальное действие — стать предметом широких дискуссий в масс-медиа.

В таких условиях следователи крупица за крупицей собирали улики, сутками отсматривали записи камер видеонаблюдения, вычисляя убийц и организаторов, взаимодействовали со спецслужбами других стран, куда вели следы заказчиков.

…Как завороженная, слушаю рассказ Петра Гарибяна, как были изучены тысячи записей с видеокамер на улице, где жила обозреватель «Новой газеты», как идентифицировали подозреваемых на записях черно-белого и цветного изображения, как следы фигурантов по одному делу находили, расследуя другое дело, и как пересекались между собой дело Анны и дело Пола. Слушаю и понимаю: все это достойно отдельной книги, и не какого-то там детектива, а хорошей документалистики.

— Руководство или власть давали указания, что нужно делать, а чего не нужно по делу Анны Политковской и Пола Хлебникова? — задаю вопрос, что называется, в лоб своему собеседнику.

— Никогда! — Так же прямолинейно и категорично отвечает Петрос Гарибян. — Никто и никогда за все 40 лет, что я отработал в следствии, не принуждал меня принимать незаконные решения. Ни руководство генеральной прокуратуры, ни руководство Следственного комитета России! И я сомневаюсь, что и другим следователям кто-то из высших эшелонов дает противоправные указания. Следователь — самостоятельная в процессуальном плане фигура, это — закон! Указания активизировать работу — давали. О просьбах, о том, что требуется следственной группе — да, об этом спрашивали, когда мои отчеты по делам Анны и Пола заслушивали в Генпрокуратуре и Следкоме. Но чтобы сказать мне, делай то-то и то-то — нет!

А просьба у меня тогда была одна: чтобы не расформировывали мою группу, моих ребят, которых я набрал из разных регионов страны, научил работать, которые мыслили и действовали со мной в унисон.

Расследование убийства Анны Политковской следственная группа Петроса Гарибяна вела несколько лет, дело дважды направлялось в суд. Первый раз суд присяжных оправдал обвиняемых. И только со второго захода организаторы и исполнители были осуждены и приговорены к реальным срокам лишения свободы: кто — пожизненно, кто — на 22 года, двое — на 14-15 лет и один — на 11 лет.

«Преступления подобного рода хорошо спланированы и подготовлены, организаторы и исполнители — в криминальной среде не новички, — рассказывает Петр Владимирович. — Убийца Анны неоднократно бывал около ее дома, в ее подъезде, он даже открывал ей двери, когда она выходила гулять с собакой! Вот так он выслеживал ее, репетировал убийство и привыкал к своей жертве. Расследование дела затягивалось и потому, что мы не могли обойтись без помощи наших коллег в Великобритании: отправляем туда запрос о том, кто встречал Анну Политковскую в аэропорту, когда она в последний раз была в Лондоне. И по несколько месяцев ждем реакции, а потом приходит ответ с вопросом: а вам для чего нужна эта информация? И так — по всем нашим запросам в Великобританию!».

Дело Пола Хлебникова тоже было раскрыто Гарибяном, к которому оно поступило на доследование после нескольких судебных процессов. Установлены все фигуранты. Но к суду не привлечены: исполнители в бегах, заказчик мертв. Они могли бы быть осуждены, если бы в 2006-ом, когда впервые дело Пола было направлено в суд, присяжные бы не оправдали обвиняемых. Если бы…

Сын армянского народа, воспитанный Россией

Грузия, Кубань, Москва… А есть ли место Армении в жизни Петроса Гарибяна? Есть! И довольно значимое, и дорогое. Десять лет с 1986 по 1996 годы мой герой отработал прокурором-криминалистом в Ереване и с большой теплотой вспоминает то время. Уехал, когда понял, что с развалом Советского Союза отделившаяся республика с каждым годом становится все более похожей на иностранное государство. И все бы ничего, только делопроизводство в этом государстве должно было вестись на государственном — армянском языке. А его прокурор-криминалист Гарибян почти не знал!

Посольство — печать в паспорте — и вот Петр Владимирович снова в России. Колоссальный опыт Гарибяна оказался востребованным в Московской областной прокуратуре, где моему визави предложили должность следователя по особо важным делам — «важняка», выражаясь сленгом спецслужб.

Однако уехав из Армении, связей с ней не разорвал: в Ереване Петр Владимирович справил свадьбы двух сыновей — сначала младшего Самвела, потом — старшего Артура. И именно Ереван — родина и невесты Самвела Беллы, с которой младший сын Гарибяна дружил с самого первого класса школы, и невесты Артура Марины. К слову, выпускница факультета русской филологии Ереванского госуниверситета Марина (в девичестве Варданян) — победительница конкурса красоты «Мисс Армения-2006» и участница конкурса «Мисс Европа-2006».

Петрос Вараздатович не только талантливый следователь, но и муж, отец, свекор и четырежды дед прекрасных внуков. «Меня с Арменией связывает любовь. Она моя по духу и по крови. Я сын армянского народа, воспитанный Россией!», — так о себе говорит Петр Гарибян.

Оба сына Гарибяна — юристы, старший Артур, имея за плечами опыт работы в прокуратуре Домодедовского района, сейчас — заместитель начальника Госстройнадзора по Московской области, младший Самвел — майор юстиции, руководитель отдела Следкома Домодедовского района. Супруга Каринэ — адвокат.

— Не тяготит ли вас такой союз мужа и жены с диаметрально противоположными профессиональными функциями — обвинения, с одной стороны, и защиты, с другой? — задаю некорректный, но, на мой взгляд, важный вопрос.

— Нет. Никаких трений и разногласий по этому поводу у нас не возникает, — рассказывает Петр Владимирович. — Напротив, обсуждая те или иные рабочие вопросы, я могу подсказать Каринэ, где, на мой взгляд, не доработал следователь, где допустил откровенный прокол. Но не для того, чтобы «отмазать» кого-то, а для того, чтобы направить следствие на верный путь, соблюсти все нормы процессуального кодекса при расследовании дела. Как-то мне даже сказали, что кое-кто из следователей сетует на то, что моя супруга составляет слишком правильные ходатайства, на которые следователь при всем желании не может ответить отказом!

— В Казанской часто бываете?

— Люблю Казанскую и бываю там часто. Когда болел папа — в месяц по несколько раз приезжал из Москвы. Сейчас приезжаю туда к маме, к старшей сестре. Три месяца назад маму возил на операцию в Краснодар — серьезный диагноз, но врач, сделавший анализы после операции, дал оптимистический прогноз, вселил надежду. Летом снова собираюсь в станицу, в отчий дом, к маме…

Чудны твои дела, провидение!

Родители Аси, Гукас и Репсиме Мурадяны, жившие в грузинском поселке Табацкури, были людьми уважаемыми. Главу семейства почитали за твердый, отважный характер и ценили за труд — Гукас Папикович единственный в поселке, кто прекрасно постиг ремесло мыловарения. Это в наши дни мыловарение — широко распространенное и обыденное дело, а в те времена — явление штучное и приносящее не великий, но стабильный доход. Великолепный наездник — лошадь в то время на селе была единственным средством передвижения, хороший ремесленник, Гукас был добытчиком, защитой и опорой для семьи. В людях Мурадяны ценили порядочность, честность, трудолюбие и доброту. И, наверное, как никто знали цену жизни — помнили те ужасы геноцида, через которые пришлось пройти их родителям, бежавшим из Карса.

Историческая армянская земля город Карс всегда был предметом территориальных притязаний Турции, город неоднократно переходил то Турции, то Армении, то России, то снова Турции. Чего только не пришлось пережить армянской диаспоре, жившей в Карсе, то и дело подвергавшемся осаде.

Но самое страшное случилось в 1915 году прошлого столетия, когда Османская империя начала расправу над армянами, жившими на территории Турции — их депортировали в непригодные для жизни места, обрекая на мученическую смерть, убивали без суда и следствия, над ними глумились, чиня расправу всеми возможными способами. По разным оценкам геноцид с 1915 по 1923 годы унес жизни от миллиона и более армян!

Вот от такого ужаса чудом удалось спастись предкам Аси. «Прадедов мамы вывез французский корабль. Так они оказались в Грузии. Многое им пришлось пережить. На глазах маминого сродного брата в Карсе были зверски убиты его родители. Когда наша семья уже обосновалась и обжилась в станице Казанской, мы ездили в Грузию специально, чтобы найти его. Нашли. Привезли к нам, уже 60-летнего, свой век он доживал  здесь, в России», — рассказывает Петр Гарибян.

Не знаю, возможно, и хотели забыть тот ад Мурадяны, но так сложилась судьба, что день рождения дочери Аси выпал как раз на 24 апреля — День памяти о геноциде армян. Чудны твои дела, провидение…

Украденное сердце

А дальше была война. Великая Отечественная война, перемоловшая в своих огненных жерновах десятки миллионов людских судеб. «Все для фронта, все — для победы» — этим девизом жила тогда вся страна. Семья Мурадян отправляла на фронт мыло собственного изготовления, сама Ася вязала для солдат варежки, шарфы, носки. И через своего дядю передавала тем, кого забирали с Боржомского района на фронт.

В один из таких визитов к дяде, красавицу Асю с варежками и шарфами заприметил молодой военный, приехавший в их Боржомский район за новобранцами. Заприметил и украл сердце девушки, как говорит сама Астхик Гукасовна. С Вараздатом Гарибяном встречались они тогда всего лишь неделю, а потом возлюбленный Аси уехал на фронт.

Вараздат через раненого, который попадал в госпиталь Боржомского района, передал своим родителям весточку о том, что в селе Табацкури у него осталась любимая девушка. Из отчего дома Асю забрал отец Вараздата Петрос Гарибян, проделав на лошади не ближний путь.

Семья Гарибянов приняла девушку как жену сына, а через несколько месяцев на свет родился первенец Аси и Вараздата — дочь Марго. Вот так род Гарибянов породнился с родом Мурадянов — в военное время, без политесов и церемоний, но основательно и на всю жизнь. Гарибяны старшие тоже вносят свой посильный вклад в общее дело победы — выращивают скот для армии советского союза, для фронта.

Ушедший воевать еще в 1939-м на Финскую, Владимир Гарибян вернулся домой в конце Великой Отечественной — пропахший порохом, с одним ранением и множеством седин, такой долгожданный для родных и близких. А еще через два года Ася родила ему сына Петю. Вместе чета Гарибян прожила 60 лет, и как утверждают, не скандалила ни разу, в какие бы водовороты не бросала их судьба.

Звезда рода Гарибян

Будучи приглашенной в гости в дом Аси Гарибян, осторожничаю с вопросами — вижу, как нелегко порой справляется с нахлынувшими от воспоминаний волнениями Астхик Гукасовна, которой в апреле исполнилось 95 лет. «Дети у меня росли, как бурьян, но всегда были горой друг за друга», — признается с порога Астхик Гукасовна.

Хрупкая, миниатюрная как дюймовочка, мать четырех детей, бабушка восьми внуков и двенадцати правнуков Ася Гарибян по сей день хранит в себе ту тонкую, аристократическую красоту, над которой не властно время. Точеный овал лица, красивые глаза, добрый, проникновенный взгляд, тонкие кисти рук. Даже в платке и домашнем платье она похожа на изящную фарфоровую статуэтку.

И как же подстать ей имя: Астхик в переводе с армянского — звездочка. А она и есть звездочка, не только по имени, но и по роли, отведенной ей самой жизнью: быть звездой и освещать путь родным и близким, и в первую очередь — детям.

Это ее руки хранили домашний очаг, мыли и убирали, обстирывали и начищали, создавая уют даже в землянке. Это ее маленькие руки с пяти утра и до глубокого вечера из развороченной комбайном холодной земли убирали свеклу, доили на ферме коров, пекли хлеб. Это они обнимали и жалели, дарили тепло и ласку, лечили и оберегали, спасали и хранили. Это они — почти кукольные ручки — вырастили четырех детей, вынянчили внуков и правнуков.

«Не приведи Бог, как мы тяжело жили, — вздыхает Астхик Гукасовна, — целый день отработаешь в колхозе, а вечером — дома: надо убраться, всех обстирать, а стирали тогда, дочка (обращаясь ко мне — прим. авт.), только на руках… Сделаешь всю работу — ноги подкашиваются от усталости. А Владимир, когда дети в школу пошли, пока не проверит у них уроки, спать не ляжет. Работали, не жалели себя, но стыдно говорить: покушать иногда нечего было…».

Но даже тогда, когда в доме было, что поесть, кое-кто из Гарибянов умудрялся оставаться голодным. «Прихожу домой, смотрю — нет целой бадьи сметаны, а еще утром она полной была, спрашиваю — где сметана, а Петя мне: я ребят накормил! А сам-то ел? Нет, говорит, не ел», — разводит руками Астхик, а я, слушая потоки воспоминаний, складываю «пазлы» жизни рода Гарибян в одну цельную картину — грустную и радостную, с победами и поражениями, слезами и весельем, курьезами и драмами.

Вот Ася вошла в дом родителей мужа и свекровь, мать Владимира, заменила ей мать (Асина мама умерла совсем молодой), вот станичные бабуси учат четырехлетнюю Марго говорить по-русски и справляются с этой задачей всего за неделю; а вот — Гарибяны строят свой первый саманный дом в Казанской, строят всем миром, всей станицей; вот первая Петина драка и милиция на пороге, а вот свадьба сына в недостроенном доме с земельным полом, на которой лихо отплясывает станица; вот Ася сутками дежурит у постели тяжелобольного мужа, а вот — памятник защитникам Отечества с выбитым на нем именем ветерана Великой Отечественной войны Вараздата Петросовича Гарибяна, установленный администрацией станицы на кладбище…

Говорят, человек живет столько, сколько живет память о нем в сердцах людей. Память о муже и отце бережно хранят и Ася, и дети — помнят едва ли не каждый, вместе прожитый день, берегут как зеницу ока фронтовые медали и фотографии.

Центр притяжения — отчий дом

«Петя так горел работой, столько о ней рассказывал, что не только его сыновья, но и наши дети пошли по стопам брата — закончили юридический факультет! — вступает в разговор дочь Гарибянов, сестра Петра Лидия. — Моя дочь, Нэлли, работает автоюристом, дочь Марго — подполковник юстиции, Натэлла — в прокуратуре Московской области. Это уже династия!».

Три дочери Гарибянов — Марго, Лидия и Елена. Три сестры, но не по Чехову — по-гарибяновски. Старшая Марго живет тут же, в Казанской, рядышком с мамой, и по праву считается ее первым ангелом-хранителем. Лидия с семьей обосновалась в соседнем Армавире и часто бывает в отчем доме, а младшая Елена — в Подмосковье. Мне посчастливилось познакомиться только с двумя из сестер.

Лед и пламень: светлокожая, с утонченными чертами Лидия и яркая, чернобровая Марго с большими карими глазами — только на первый взгляд такие разные. Но в обеих — и в мягкой, жизнерадостной Лиде, и в мудрой, рассудительной Марго — тот же несгибаемый гарибяновский стержень и характер: открытый, добрый, хлебосольный и жизнелюбивый. И если задаться целью найти тот позитив и душевную теплоту, которых нам так не хватает сегодня, то все это в полной мере есть в семье Гарибянов.

Мы разговариваем всего ничего, а впечатление, что этих людей я знала вечность. Замечательные рассказчики, Лидия и Марго наперебой делятся историями из своего детства и юности, унося меня, словно машина времени, в те далекие годы.

«Хоть и был в Советском Союзе атеизм тогда, а церкви на Кубани всегда были открыты для людей и службы вели. Но мы-то детьми были, мало что понимали о Боге, о вере… И вот, бывало, возьмет меня с собой в ночь на Пасху станичная бабуся в церковь, поставит там корзинку с куличами да яйцами и заставит сторожить, приговаривая: «Не спи, Маруська, бисова душа, сторожи корзинку, а не то разговляться завтра будет нечем!». А какой из меня, пятилетнего ребенка, сторож? Ночь. Я спать хочу!», — смеется Марго.

«Мы часто сидели у церкви. Бабушки идут в храм, увидят нас и давай кутьей угощать, одна другой приговаривая: «Сначала гаробяновым дочкам дадим!», — вторит ей Лидия, признаваясь, что до сих пор любимым лакомством из детства считает кутью.

В семье фронтовика и члена коммунистической партии Советского Союза Петроса Вараздатовича Гарибяна отношение к вере было весьма лояльным, хотя коммунистам и надлежало в те годы быть атеистами. Своих детей Гарибяны крестили и в церковь ходить не запрещали. Хотя и не воцерковляли, как и многих из нас. На вопрос о вере у сестер ответ однозначный: «Мы христиане, православные!».

Не вдаваясь более в подробности их отношений с Творцом, скажу лишь, что в Гарибянах чувствуется некий внутренний кодекс чести — свод неписаных законов, через который не переступит ни один из них, какие бы обстоятельства в жизни не сложились. Возможно, это и помогло всем четырем детям Аси и Владимира «выйти в люди» — получить высшее образование: Марго и Елена окончили торговый институт, Лидия — пединститут. И всегда оставаться… людьми — совестливыми, порядочными, честными.

Хотя не только в образовании дело: чтобы быть достойным звания человек, необязательно иметь диплом. Но душу, убеждения и внутренние ограничители — непременно!

А у моих Гарибянов душа — нараспашку для мира. Гостеприимные и креативные, с потрясающим командным духом, они не упускают ни одной возможности собраться всем вместе в мамином доме и устроить праздник с песнями, стихами, шутками, розыгрышами! Все вместе — это и сама мама, Астхик, и семьи детей, и дети детей, и правнуки Аси Гарибян.

«Вы представить не можете, что мы на новогодние праздники вытворяем! Костюмы одеваем, маски и всей гурьбой идем к маме, так весело!», — говорит, улыбаясь, Лидия.

А я включаю образное мышление и пытаюсь представить, каким ярким светом, добром и счастьем наполняется отчий дом, когда он в очередной раз становится центром притяжения всех Гарибянов…

Фото: генерал-майор юстиции, следователь по особо важным делам Петрос Вараздатович  Гарибян; отец Петроса -  Вараздат Гарибян в рядах Советской армии (первый ряд справа). Фото из семейного архива.

Вставай, страна огромная! (Из книги А. Пташника "В памяти сердца навсегда")

К Дню памяти и скорби

bitva-za-kavkaz_ooog

Война пришла в город Кропоткин не сразу. До фашистских бомбежек был год напряженного ожидания

22 июня 1941 года запомнилось моему поколению как кошмарный сон, сковывающих разум и тело. На рассвете, пос­ле самой короткой ночи в году, гитлеровская Германия совершила вероломное нападение на нашу Родину. Через неделю после нападения фашистской Германии на Советский Союз, 29 июня 1941 года, СНК СССР и ЦК ВКП(б) издали секретную Директиву о мобилиза­ции всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков. Копию этой директивы Краснодарский крайком получил в тот же день. И она была положена в сейф: наш край не прифронтовая полоса, до Кубани враг не дойдет — очевидно, решили наши руководители.

В названной директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б), оценив всю угрозу надвигавшейся борьбы с фашистами, указывали, что «некоторый руководители все еще не по­нимают смысла угрозы, нависшей над страной, живут мирными настроениями».

В середине ноября 1941 года фашистская группи­ровка войск начала наступление на Ростов. Одновременно с севера на Ростов наступали части Южного фронта Красной Армии. Чаша весов заколебалась. Создалась реальная угроза оккупации Краснодарского края. В этой обстановке 17 ноября, по решению Краснодарско­го крайкома ВКП(б), началась закладка продовольствен­ных баз для партизанских отрядов.

Для Кропоткинского партизанского отряда тайни­ки с продуктами были заложены в районе Махошевской лесной дачи (р-н ст.Баговская) и в истоках реки Челбас (с-в ст.Темижбекской). Количество продоволь­ствия, в том числе мыла и табака, определялось из рас­чета обеспечения питанием отряда в 100 человек в те­чение двух-трех месяцев.

В дни боев за город Ростов-на-Дону Краснодарс­кий крайком ВКП(б) принимает решение о формиро­вании Кубанской казачьей дивизии. К 25 ноября 1941 года все казачьи сотни, входившие в состав истребитель­ных батальонов городов, были сведены в центры распо­ложения полков для прохождения двухнедельных ла­герных сборов. Кропоткинская конная сотня была на­правлена к месту формирования 3-й Кавдивизии в ста­ницу Новокубанскую в 9-й полк.

В начале мая 1942 года немецкая разведыватель­ная авиация активизировала свою деятельность в Ку­банском небе с больших высот. Над Кропоткином стали регулярно появляться самолеты-разведчики FV-189. Население города и сел постепенно свыклось с опасностью, висевшей над головой, как дамоклов меч, хотя дыхание фронта чувствовалось во всем: и в том, что на полях работали одни женщины и подростки, и в том, что не слышно гула тракторов, их забрали из МТС на нужды войны.

Враг наступал на Кубань по двум направлениям: с севера на Краснодар двигалась 17-я Армия генерала Руоффа, а в направлении Армавира-Майкопа-Туапсе рвались танковые и моторизованные дивизии 1-й армии генерала Клейста. Противник ввел их в 100-километро­вый разрыв после отхода частей 37-й армии к Ставрополю, а 12-й армии за г.Кропоткин. С этой стороны немцев, по всей видимости, в Краснодарском крае не ожидали. К концу наступления на Кубань немецким 1130 танкам, 167 тысячам солдат и офицеров на фронте, протяженно­стью 320 километров, противостояло 112 тысяч советс­ких солдат и офицеров с 17 танками без достаточного количества боеприпасов.

2 августа 1942 года к 10 часам утра на аэродром города Кропоткина возвратилась группа разведчиков под командованием командира автороты из 803-го бао (бата­льон аэродромного обслуживания) старшего лейтенан­та М.Ломако. Накануне эти разведчики, на автомашине, были посланы командиром батальона в северном на­правлении от аэродрома с целью определить местона­хождение передовых отрядов наступающих войск про­тивника.

В 10.00 2 августа 1942 года командир батальона капитан Я.Толочко, в присутствии командира 738-го ис­требительного авиационного полка, базирующегося на Кропоткинском аэродроме, капитана Рязанцева, заслу­шал доклад ст.лейтенанта М.Ломако о результатах раз­ведки. «Разведчики натолкнулись на группу фашистс­ких мотоциклистов, — докладывал ст.лейтенант, — в 15-20 километрах южнее с.Белая Глина. Боя удалось избе­жать». Командиру батальона и командиру полка стало ясно, что до подхода немцев к аэродрому осталось мак­симум сутки.

Вот как описывает обстановку в нашем городе 2 августа 1942 года участник его обороны командир роты курсантов Урюпинского военно-пехотного училища старший лейтенант Лукин: «Немцы постоянно бомбили, особенно сильно 1 и 2 августа по ж.д.станции Кавказская. Было много сож­жено эшелонов с боеприпасами и ранеными, разрушено много зданий в городе и убито жителей. Мои курсанты с ужасом впервые увидели убитых и изуродованных людей. Многие люди взрывами бомб были разорваны на куски. С деревьев свисали обрывки их одежды, внутренности… Кур­сантов начало тошнить… К концу 2-го числа немецкая авиа­ция разбомбила штаб и КП нашего училища в г.Гулькевичи; когда главные силы училища вошли в город Кропоткин и приступили к организации обороны мостов, переправ и подходов к ним, бомбардировка не прекращалась».

В ночь с 1 на 2 августа немецкая авиа­ция бомбила город вплоть до рассвета. Над городом всю ночь висели САБы (светящиеся авиационные бомбы). Яркий, но мертвенно-бледный свет от них позволял летчикам четко различать наземные, еще уцелевшие от бомбежки объекты, хотя пожарища на ж.д.станции и в городе неплохо освещали все вокруг.

Немецкая авиация произвела лишь один налет на северную окраину города, немного постреляли зе­нитки, и все затихло. Эта зловещая тишина после такого дня еще больше угнетала психику. К утру 3 авгу­ста военные установили связь со своим командованием в городе Краснодаре. В Кропоткин пришла война.

 

(€  ‚.ƒ„
« †   ») .
 
 
.(Из книги А. Пташника "В памяти сердца навсегда").

Подготовила Анастасия Зверева.

Диаграмма: Битва за Кавказ. Обронительные операции 25 июля-31 декабря 1942 года.

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL