Вы здесь: Литературное окно поэзия

поэзия

В плену

E-mail Печать PDF

26av_plenu_okov1199

 В плену оков у бытия

Мы в рабстве у своих привычек,

В тоске сгорая, словно спички

В пороках время проводя.

Мы в жизнь играть не устаём,

Лилея сонм идей безумных,

За глупость разум продаём.

 

И на торгах черним сердца,

И осветляем тьмы порочность,

В безумный мир поверив прочно,

В Христа не веря до конца.

 

*********************************************

 Виа Долороза 

 Я иду по Виа Долороза,

Сомневаясь в пройденном пути,

И сомненья лезут, как занозы:

Как же ОН сумел его пройти?

 

Я почти уже не верю в Бога,

Больше веря в банковский кредит,

Пьём на Пасху — и никто не остановит

И грешим — никто не запретит.

 

Может, мы уже живем не с теми?

Может, мы живем уже не так?

Пошлые мы обсуждаем темы

И возводим в идола «Спартак».

 

Верить мне становится сложнее

В то, что кто-нибудь ещё придет,

Выберет свой крест потяжелее

И по Виа Долороза вновь пройдет.

 **********************************

Скучаю по тебе 

 А за окном у нас о стекла бьется дождь,

Смывая пыль растаявшего лета,

Вонзая в душу мысли, словно нож,

Что ты сейчас скучаешь тоже где-то.

 

И дождь с тоской навеял мысли мне,

Как будто в тьме зажегся лучик света:

Ты мне нужна и я скучаю по тебе,

И буду счастлив, если всё взаимно это.

 

Антон Плахтей, 35 лет, г.Кропоткин.

 

 

НЛО над Кропоткиным

E-mail Печать PDF

inlowersswess

Первое ноября, шесть ноль пять,

Я что-то рано проснулся опять,

Со двора вдруг крикнула жена:

«Посмотри-ка скорей, может, война»?

 

Ранним утром, в предрассветный час,

Плыл по небу огненный пегас,

Шар оранжевый, как будто бы луна…

Это НЛО, а не война!

 

Мне сегодня очень повезло,

Я с утра увидел НЛО.

Не чужой надуманный рассказ,

Видел сам, уже не в первый раз.

 

Шар оранжевый, как лилии цветок,

Всем законам физики назло,

Надо мной проплыл.

Мне крупно повезло!

 

Над Желябова прошел он стороной,

Уплывал на запад, на Двойной,

Сократил затем свои размеры,

Оценить его полет нет меры!

 

Валентин Чудинов.

Признание

E-mail Печать PDF

kuban_nature323455

Люблю тебя Кубань моя,

За благодатные поля,

За мягкий, теплый климат твой

И ненавязчивый покой.


За запахи спелых тучных хлебов,

За рыжую россыпь хлебных снопов,

За цвет алых маков,  лазурь васильков,

За сочные росы зеленых  лугов.


За спелый терновник в полях у дорог,

За свежесть природы без дыма и  смога.

За лесопосадки в цвету абрикос,

За пчел на цветах и порханье стрекоз,


  жужжание шмеля в полуденный зной...

В любви признаюсь тебе лишь одной!

Отчизна моя, земной  здесь мой рай,

И это все мой Краснодарский край.


Здесь лето начинается раннею весной,

А осень долго гонится за теплою зимой.

Сезоны года здесь всегда играют в прятки.

Мне это нравится, а значит, все в порядке.

Люблю тебя, мой край родной,

Лишь от тебя в душе покой.


Валентин Чудинов.


 

Странное место...

E-mail Печать PDF

iupanuli

От станицы Темижбекской  до

Хутора Лебяжий — дельтопланом:

Свататься к невесте молодой

Утром романтически румяным…

 

Вот бурун, где, юля колесом,

Вглубь уходят время и пространство.

Под корягой затаился сом.

Дальше пляж, намытый в спешке странно —

 

За одну всего лишь трудоночь!

Вот и невесть что, с подвохом место...

Время и пространство превозмочь

За Кубань зовет его невеста.

 

Ей за пятьдесят давным-давно,

А ему — за семьдесят, поверьте,

Возраст, когда пить любви вино

Поздно, наступает после смерти!

 

Дельтопланом — самый краткий путь

К счастью, но небезопасный самый

Путь, в себя дающий заглянуть

Вместо любованья панорамой.

 

Ну и что, что мало ли что ждет

Утром романтическим и странным?

До станицы Темижбекской от

Хутора Лебяжий — дельтопланом 

 

там  летит она! Вот и оно,

Невесть что, с подвохом неким место…

В глубину, где света того дно —

падают с небес  жених с невестой !

Поздно, поздно пить любви вино…


Владимир Пантелеев,

г.Гулькевичи

**********

Ю. Михайлов. "Мятежная память"

E-mail Печать PDF

29 января 2017 года исполнилась 74-я годовщина освобождения города Кропоткина от немецко-фашистских захватчиков

4 августа 1942 года — начало оккупации, 29 января 1943 года — освобождение. Источник: книга В.Луцкова «Кропоткин», в серии «Города и станицы Кубани», Краснодарское книжное издательство, 1986 год.

Предлагаю вашему вниманию поэму, посвященную этой знаменательной дате.

Немного о себе.

Я родился в городе Кропоткине незадолго до начала Великой Отечественной войны. Помню некоторые события того времени, многое мне рассказывала моя мать, остальные сведения взяты мною из книги В.Луцкова. Все, описанное мною, было в реальности, ничего выдуманного.

Я неоднократно печатался в «Огнях Кубани» в разное время. 12 сентября 2009 года в газете были опубликованы мои стихи, занявшие целую страницу, под названием «Эхо памяти». Да, поэма объемиста, но ведь бывают и многостраничные номера газеты. Если представится такая возможность, хотелось бы, чтобы горожане ознакомились с событиями не такого уж далекого прошлого в истории нашего города. Если не представится возможным напечатать ко дню освобождения города, то есть еще День защитника Отечества и День Победы.

Напомню о себе. Юрий Николаевич Михайлов (Безруков) родился в городе Кропоткине. Окончил среднюю школу им.А.С.Пушкина, затем кропоткинское железнодорожное училище. Работал помощником машиниста на станции Кавказская. Водил грузовые составы по Северо-Кавказской железной дороге. Потом был призван на службу в армию, где окончил годичную школу младших авиационных специалистов и еще два года служил в одном из авиаполков в Украине.

После демобилизации поступил на историко-филологический факультет (отделение истории) Ростовского государственного университета. Первые стихи напечатал в университетской газете «За советскую науку». Подборки стихов публиковались в ростовских областных и городских газетах: «Молот», «Труд-7», «Комсомолец», «Вечерний Ростов», «Домашняя газета», «Семейный родник», «Крестьянин», «Утро выходного дня», «Звезда Придонья», а также в газетах «Огни Кубани», «Колос» и др.

Окончив университет, работал в проектно-конструкторском бюро профессионально-технического училища, институте повышения квалификации преподавателей общественных наук вузов при РГУ.

В 1996 году в ростовском издательстве «Книга» вышла в свет «Антология современной донской поэзии», в которой представлен большой цикл моих стихов. В 2012 году в издательстве «Книга» издан сборник стихов «Эхо сердца», в который вошло все лучшее, написанное мною в разные годы. В редакции газеты есть несколько моих фотографий.

С искренней признательностью,

Юрий Михайлов,

г.Ростов-на-Дону.

 

to_Mjatezna_pamjat

 Поэма

Мятежная память

Родителям моим посвящаю

 ..............................................

Минувшее проходит предо мною

А.С.Пушкин

 

Есть городок на Кубани — Кропоткин,

Весь в ожерелье цветущих садов.

В парке сорочьи слышны тараторки

И неустанное пенье щеглов.

Ходят девчонки в коротеньких платьях

И привлекают вниманье ребят.

Пары сидят на скамейках в объятьях

И о любви неземной говорят.

В свете реклам разноцветные блики,

Плавно мелодии вальсов звучат.

Лица людей озаряют улыбки,

Бабушки водят любимых внучат.

Девушек стайки, войдя в искушенье,

Возле зеркальных оконных витрин,

Полюбовавшись своим отраженьем,

Звонко смеются без всяких причин.

В скверах гуляют с детьми горожане.

Громко свистят в поднебесье стрижи.

Дети плескаются в струях фонтана.

Негой и счастьем наполнена жизнь.

ирное небо лучисто и ясно,

Кажется, будто так было всегда.

Шел я в раздумье по улице Красной,

Вспомнив военного детства года.

2

Немилосердна мятежная память:

Вдруг оживит дни и годы невзгод.

И непреклонна она и упряма,

И ничего позабыть не дает.

Снова на родину я возвратился

В город, который теперь стал другим.

Здесь я однажды на свет появился,

Здесь свои первые сделал шаги.

Многое в жизни с тех пор изменилось,

Много в Кубани воды утекло.

Часто мне детство военное снилось,

Сердце к родимому дому влекло.

Грозное прошлой войны лихолетье

Перед моими глазами опять:

Запечатленное, как в киноленте,

Только прокрученной памятью вспять.

3

В город немецкие танки ломились

И оголтелых фашистов полки.

В небе, как хищные птицы, кружили

С черною свастикой штурмовики.

Стаи стервятников выли с надрывом,

Бомб, ими сброшенных, не сосчитать.

И когда дом содрогался от взрывов,

Прятала мама меня под кровать.

Землю трясли громовые раскаты:

Это фашисты бомбили вокзал.

Были налеты врага многократны,

Скоро весь город в руинах лежал.

Ну, а потом ворвались оккупанты,

Тучей несметною, как саранча.

Здания были пожаром объяты,

Дым затмевал даже солнце подчас.

Грянули тут же облавы, погромы,

Сплошь мародерство, затем грабежи,

Обыски жителей каждого дома,

И установлен нацистский режим.

Позже, когда канонада затихла,

И автоматная смолкла стрельба,

Мама с опаской на улицу вышла,

Не отпуская меня от себя.

4

Вскоре вселился в наш дом один немец.

Был он жесток, беспощаден и лют.

Этот матерый фашист — чужеземец

Знал лишь одно только слово — «капут».

Чудились всюду ему партизаны.

Всех ненавидя, и злобно кляня,

Он озираясь ходил постоянно,

И называл партизаном меня.

Ночью трусливо дрожал он от страха,

Лампа горела всю ночь на столе.

Точно в предчувствии скорого краха,

Он под подушкой держал пистолет.

Днем он вершил свое черное дело:

Пытки, допросы безвинных людей.

Снова аресты, расправы, расстрелы

Взрослых, подростков и целых семей.

Их на расстрел вывозили в овраги

И в крутояр у Казанской горы,

В старое глинище за буераки,

И за Кубань на высокий обрыв.

Раненых пленных держали в подвале,

Даже и тех, что ходить не могли.

Несколько дней их жестоко пытали,

Заперли там и живыми сожгли.

5

Немец надумал нарвать себе вишен,

Лестницу взял и направился в сад.

Дерево выбрал как можно повыше,

Словно заправский лихач-акробат.

Лестницу к вишне приставил вояка,

И уж до верха взобрался по ней,

Грозно залаяли рядом собаки,

Не признавая незваных гостей.

Заколебался солдат-недотепа,

Лестница тут же ушла из-под ног.

И под собою увидел он пропасть,

Но удержаться за ветви не смог.

Грохнулся оземь потомок тевтонов,

Словно набитый соломой тюфяк.

Долго он корчился с ноющим стоном,

Взбухший на лбу потирая синяк.

Но, оглядевшись вокруг очумело,

Снова поднявшись с земли кое-как,

Он проявил небывалую смелость

И застрелил двух соседских собак.

6

Жители верили в освобожденье,

Длилась недолго фашистская тьма:

Наши войска перешли в наступленье,

Дикие орды нацистов громя.

И началось их повальное бегство,

Чтоб не захлопнулась вмиг западня;

За изуверства свои и злодейства

В страхе спасаясь от судного дня.

В панике немец метался по дому,

Понял, что время расплаты пришло.

Он в потолок расстрелял всю обойму,

Чтобы на чем-нибудь выместить зло.

Как тараканы бежали фашисты,

Сотни их здесь свою гибель нашли.

Полчища ярых врагов ненавистных

Изгнаны были с кубанской земли,

Ну, а когда интервентов не стало,

Мы, встав на маленький стол у стены,

Пули застрявшие в балке достали —

Как отголосок недавней войны.

7

Город, изведавший страшные беды,

Вдруг взволновала отрадная весть:

И долгожданное слово — Победа! —

Все уголки облетело окрест.

Вышли соседки, детей обнимая,

Каждая в сердце надежду тая:

Отгрохотала война мировая,

Значит, домой возвратятся мужья.

Громко кричали вдали паровозы

И заводские ревели гудки.

Женщины вытерли жгучие слезы,

Вглядываясь в небо из-под руки.

Видно, война была все же убита,

Иль захлебнулась в солдатской крови.

Жизнями павших Победа добыта,

Общей трагедией каждой семьи.

Слишком великими были потери,

Всюду разруха, с детьми маета.

Так им хотелось в желанное верить,

Чтоб этот день поскорее настал.

Скорбные новости были нередки,

Весточки с фронта скупыми весьма.

И, утешая друг друга, соседки,

Грустно вздыхая, пошли по домам.

8

Помню, как хлопнула громко калитка,

Кто-то тотчас постучал к нам в окно.

Мама сияла счастливой улыбкой —

Этой минуты мы ждали давно!

Даже как будто бы стала моложе,

Птицей вспорхнула она за порог,

Крикнуть успела уже из прихожей:

— Это наш папа вернулся, сынок!

Слезы не в силах сдержать от волненья,

Резво сбежав по ступенькам крыльца,

Словно споткнулась она на мгновенье —

И оказалась в объятьях отца.

С легкой котомкой и скаткой шинели,

Ветром и солнцем пропахший слегка,

Бодро вошел он прямой, загорелый,

Только уже с сединой на висках.

Взял меня на руки, поднял повыше,

Обнял, прижавшись небритой щекой.

Голосом дрогнувшим молвил чуть тише:

— Как же ты вырос! Совсем стал большой!

Снял, между тем, с гимнастерки погоны,

Горсть зазвеневших медалей достал.

Бережно все положил мне в ладони:

— Это тебе, сын, как память, — сказал.

9

Целых четыре томительных года

Дома родного не видел солдат.

Пролито много и крови, и пота,

Было немало тяжелых утрат.

По бесконечным военным дорогам

Он прошагал с автоматом в руках.

С жизнью, казалось, прощался до срока,

Но все же выжил в жестоких боях.

Знать, суждено ему из заграницы

Снова вернуться к своим землякам,

Чтобы поведать живым очевидцем

Правду суровую фронтовика.

Часто в кругу стариков и мальчишек

Вел он обычно негромкий рассказ —

Об испытаниях, посланных свыше,

И о наградах своих без прикрас.

Был откровенен, порой даже слишком,

И выражался подчас по-мужски.

Жадно рассказам внимали мальчишки,

Тяжко вздыхали в ответ старики.

10

Годы войны, что легендою стали,

Прожитых бед неразрывная цепь,

И потускневшая горстка медалей,

Напоминают порой об отце.

Город заметно с тех пор изменился,

Улицу нашу почти не узнать.

Нет даже дома, в котором родился,

Где проживали отец мой и мать.

В окнах домов незнакомые лица,

Бывших соседей совсем не видать.

Только лишь я — перелетная птица —

Каждой весной возвращаюсь сюда.

Неумолима суровая память,

Не существует для памяти срок.

Снова мне голос послышался мамы:

— Не огорчайся так сильно, сынок!

В детстве меня, заслоняя собою,

Лишь умоляла: — Сыночек, живи!

В сердце моем отзывается болью —

Эхо Святой Материнской Любви!

*

Шел я в раздумье по улице Красной,

Вспомнив военного детства года.

Мирное небо лучисто и ясно,

Пусть же отныне так будет всегда!

 

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL