Вы здесь: Общество Чтобы помнили Вставай, страна огромная! (Из книги А. Пташника "В памяти сердца навсегда")

Вставай, страна огромная! (Из книги А. Пташника "В памяти сердца навсегда")

E-mail Печать PDF
bitva-za-kavkaz_ooog

К Дню памяти и скорби

Война пришла в город Кропоткин не сразу. До фашистских бомбежек был год напряженного ожидания

22 июня 1941 года запомнилось моему поколению как кошмарный сон, сковывающих разум и тело. На рассвете, пос­ле самой короткой ночи в году, гитлеровская Германия совершила вероломное нападение на нашу Родину. Через неделю после нападения фашистской Германии на Советский Союз, 29 июня 1941 года, СНК СССР и ЦК ВКП(б) издали секретную Директиву о мобилиза­ции всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков. Копию этой директивы Краснодарский крайком получил в тот же день. И она была положена в сейф: наш край не прифронтовая полоса, до Кубани враг не дойдет — очевидно, решили наши руководители.

В названной директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б), оценив всю угрозу надвигавшейся борьбы с фашистами, указывали, что «некоторый руководители все еще не по­нимают смысла угрозы, нависшей над страной, живут мирными настроениями».

В середине ноября 1941 года фашистская группи­ровка войск начала наступление на Ростов. Одновременно с севера на Ростов наступали части Южного фронта Красной Армии. Чаша весов заколебалась. Создалась реальная угроза оккупации Краснодарского края. В этой обстановке 17 ноября, по решению Краснодарско­го крайкома ВКП(б), началась закладка продовольствен­ных баз для партизанских отрядов.

Для Кропоткинского партизанского отряда тайни­ки с продуктами были заложены в районе Махошевской лесной дачи (р-н ст.Баговская) и в истоках реки Челбас (с-в ст.Темижбекской). Количество продоволь­ствия, в том числе мыла и табака, определялось из рас­чета обеспечения питанием отряда в 100 человек в те­чение двух-трех месяцев.

В дни боев за город Ростов-на-Дону Краснодарс­кий крайком ВКП(б) принимает решение о формиро­вании Кубанской казачьей дивизии. К 25 ноября 1941 года все казачьи сотни, входившие в состав истребитель­ных батальонов городов, были сведены в центры распо­ложения полков для прохождения двухнедельных ла­герных сборов. Кропоткинская конная сотня была на­правлена к месту формирования 3-й Кавдивизии в ста­ницу Новокубанскую в 9-й полк.

В начале мая 1942 года немецкая разведыватель­ная авиация активизировала свою деятельность в Ку­банском небе с больших высот. Над Кропоткином стали регулярно появляться самолеты-разведчики FV-189. Население города и сел постепенно свыклось с опасностью, висевшей над головой, как дамоклов меч, хотя дыхание фронта чувствовалось во всем: и в том, что на полях работали одни женщины и подростки, и в том, что не слышно гула тракторов, их забрали из МТС на нужды войны.

Враг наступал на Кубань по двум направлениям: с севера на Краснодар двигалась 17-я Армия генерала Руоффа, а в направлении Армавира-Майкопа-Туапсе рвались танковые и моторизованные дивизии 1-й армии генерала Клейста. Противник ввел их в 100-километро­вый разрыв после отхода частей 37-й армии к Ставрополю, а 12-й армии за г.Кропоткин. С этой стороны немцев, по всей видимости, в Краснодарском крае не ожидали. К концу наступления на Кубань немецким 1130 танкам, 167 тысячам солдат и офицеров на фронте, протяженно­стью 320 километров, противостояло 112 тысяч советс­ких солдат и офицеров с 17 танками без достаточного количества боеприпасов.

2 августа 1942 года к 10 часам утра на аэродром города Кропоткина возвратилась группа разведчиков под командованием командира автороты из 803-го бао (бата­льон аэродромного обслуживания) старшего лейтенан­та М.Ломако. Накануне эти разведчики, на автомашине, были посланы командиром батальона в северном на­правлении от аэродрома с целью определить местона­хождение передовых отрядов наступающих войск про­тивника.

В 10.00 2 августа 1942 года командир батальона капитан Я.Толочко, в присутствии командира 738-го ис­требительного авиационного полка, базирующегося на Кропоткинском аэродроме, капитана Рязанцева, заслу­шал доклад ст.лейтенанта М.Ломако о результатах раз­ведки. «Разведчики натолкнулись на группу фашистс­ких мотоциклистов, — докладывал ст.лейтенант, — в 15-20 километрах южнее с.Белая Глина. Боя удалось избе­жать». Командиру батальона и командиру полка стало ясно, что до подхода немцев к аэродрому осталось мак­симум сутки.

Вот как описывает обстановку в нашем городе 2 августа 1942 года участник его обороны командир роты курсантов Урюпинского военно-пехотного училища старший лейтенант Лукин: «Немцы постоянно бомбили, особенно сильно 1 и 2 августа по ж.д.станции Кавказская. Было много сож­жено эшелонов с боеприпасами и ранеными, разрушено много зданий в городе и убито жителей. Мои курсанты с ужасом впервые увидели убитых и изуродованных людей. Многие люди взрывами бомб были разорваны на куски. С деревьев свисали обрывки их одежды, внутренности… Кур­сантов начало тошнить… К концу 2-го числа немецкая авиа­ция разбомбила штаб и КП нашего училища в г.Гулькевичи; когда главные силы училища вошли в город Кропоткин и приступили к организации обороны мостов, переправ и подходов к ним, бомбардировка не прекращалась».

В ночь с 1 на 2 августа немецкая авиа­ция бомбила город вплоть до рассвета. Над городом всю ночь висели САБы (светящиеся авиационные бомбы). Яркий, но мертвенно-бледный свет от них позволял летчикам четко различать наземные, еще уцелевшие от бомбежки объекты, хотя пожарища на ж.д.станции и в городе неплохо освещали все вокруг.

Немецкая авиация произвела лишь один налет на северную окраину города, немного постреляли зе­нитки, и все затихло. Эта зловещая тишина после такого дня еще больше угнетала психику. К утру 3 авгу­ста военные установили связь со своим командованием в городе Краснодаре. В Кропоткин пришла война.

 

(€  ‚.ƒ„
« †   ») .
 
 
.(Из книги А. Пташника "В памяти сердца навсегда").

Подготовила Анастасия Зверева.

Диаграмма: Битва за Кавказ. Обронительные операции 25 июля-31 декабря 1942 года.

Добавить комментарий